Бальные танцы в прибалтике

БАЛЬНЫЕ ТАНЦЫ В БЕЛАРУСИ

Бальные танцы развиваются в Беларуси с 1965г. В этом году 1 сентября впервые под руководством Макса Самойловича Каца в новом дворце культуры Тракторного завода открываются кружки бального танца. И уже в декабре 1965г. в Беларуси проводится первый конкурс бальных танцев. М.С. Кац ведет большую работу по внедрению танцевальной культуры в школы, хореографические училища, институты. Он активно сотрудничает с государственными органами, учреждениями и благодаря его стараниям в Беларуси начинает проводиться очень много семинаров по бальным танцам для преподавателей училищ, школ, институтов. При институте повышения квалификации открывается курс бальных танцев.

С 1982 года проводился известный белорусский турнир «Весенние ритмы», который сейчас, к сожалению, забыт. К концу 80-х годов бальные танцы переходят в разряд спорта и меняют свое название на «спортивные танцы». Но все же, как и хореографическое искусство в целом, спортивный танец является по преимуществу искусством, в котором отражаются прежде всего внутренний мир человека, его эмоциональное состояние, настроение, чувства, мысли.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ КОНКУРСНОГО БАЛЬНОГО ТАНЦА

В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

Автор: Парахневич О.Н., аспирант кафедры белорусской и мировой культуры, БГУКИ

Обращение к истории развития конкурсного бального танца в нашей стране дает возможность сделать определенные теоретические выводы и, прежде всего, проанализировать и выделить основные этапы зарождения и становления белорусской школы бального танца. Между тем, нет научно обоснованных сведений о репертуаре, исполнителях и конкурсной деятельности тех лет. Достоверные сведения можно получит лишь косвенно, через литературные источники, материалы газетных публикаций того времени, интервью с теми людьми, которые стояли у истоков его зарождения. Подробное и тщательное восстановление событий тех лет позволяет изучить процессы эволюции конкурсного бального танца в Республике Беларусь, без чего невозможна никакая практическая и тем более теоретическая деятельность в области современной бальной хореографии.

Появление конкурсного бального танца в Беларуси связано с именами Марка Самуиловича Каца и его супруги Лидии Кац-Лазаревой. В 1965 году они переезжают из Таганрога в Минск для открытия первой в республике студии бального танца. На тот момент они уже создали в Таганроге сильную исполнительскую школу, известную на весь СССР и теперь приняли решение продолжить преподавательскую деятельность ближе к центру бальной культуры − Прибалтике.

Первые годы становления конкурсного танца были трудными. В Прибалтике, Ленинграде и Москве танцевальные пары высокого уровня уже были, существовала развитая сеть студий и школ бального танца. За три года педагогами М.С.Кацем и Л.П. Кац-Лазаревой была проделана большая работа, результатом которой стал тот факт, что белорусские танцевальные пары впервые стали попадать в финалы престижных конкурсов в Прибалтике.

Определяющую роль в процессе становления конкурсного бального танца в Беларуси сыграло проведение конкурсов. Первым крупным международным конкурсом, проведенным в нашей стране, стал турнир под названием «Минский бал − 74». Среди участников были приглашенные пары из Ленинграда, Вильнюса, Киева, Таллинна, Львова, из белорусских городов. Для показательных выступлений была приглашена лучшая пара СССР − Юрате и Чесловас Норвайше из Литвы. Данный турнир стал первой попыткой обобщить в таком масштабе результаты деятельности студий и школ бального танца в Беларуси.

Безусловно, бальный танец строжайшим образом контролировался идеологическими службами партии. Однако этот надзор, по сути, не был только негативным, в нем были и положительные моменты. Именно благодаря указанию министерств на белорусском телевидении начинают выходить серии программ «Танцуйте с нами, танцуйте как мы, танцуйте лучше нас» с участием пар-фаворитов Беларуси, где демонстрируются танцы и подробно разбираются фигуры и связки. Также выходит в свет серия публикаций «Приглашение к танцу», в которой описывались не только отечественные танцы, но и «западные». В помощь танцорам-любителям фирмой «Мелодия» выпускаются грампластинки с записями танцев в оркестровой обработке. А в 1977 году появляется первый фундаментальный учебник «Современный бальный танец» В.И.Уральской и В.М.Стриганова [3], который является попыткой советских хореографов описать и зарубежные конкурсные танцы и «танцы-эксперименты» (новые модные танцы того времени, поставленные хореографами-постановщиками). В Минском институте культуры предмет «Современный бальный танец» для студентов не только кафедры хореографии, но и для студентов других кафедр. Среди преподавателей данной дисциплины были М.С.Кац, Л.П.Кац-Лазарева, Р.М.Чехова.

На протяжении 1970-х гг. в Беларуси было, проведено множество республиканских конкурсов, среди которых: «Минский бал» в 1974, 1976 и 1979 годах, «Минские узоры», Республиканский турнир во Дворце текстильщиков, Республиканский турнир в Белгосцирке и мн.др. За первое десятилетие существования конкурсной бальной хореографии в наше стране были подготовлены пары высокого уровня: Михаил и Надежда Бируны, Евгений Лемберг и Раиса Чехова, Вячеслав Кац и Лидия Лазарева, Михаил Павлинов и Татьяна Куманская, Борис и Наталья Поповы, Владимир Парахневич и Людмила Заяц, Владимир и Жанна Шалькевичи. Эти танцевальные дуэты представляли белорусскую школу танцевания на Всесоюзных конкурсах по бальному танцу, а также на Чемпионатах социалистических стран, где становились призерами и лауреатами.

К концу 70-х гг. в Беларуси уже насчитывалось около 65 кружков, студий и школ, занимающихся изучением бального танца. Многие воспитанники М.С.Каца и Л.Кац-Лазаревой организовали собственные студии не только в Минске, но и по всей республике. Таким образом, в конце 70-х гг. происходит окончательное становление конкурсного бального танца в Беларуси.

1980-е гг. для белорусской школы бальной хореографии стали временем достаточно противоречивым и неоднозначным. Для него характерно с одной стороны усиление консервативных тенденций, а с другой − начало развития демократических процессов, явно проявивших себя в начале 1990-х гг.

«Конкурсное танцевание слишком быстро завоевало себе тысячи поклонников − о полном запрете конкурсов в эпоху «оттепели» не могло и речи» [2]. Этот период времени ознаменован появлением новых крупных международных конкурсов в Беларуси, таких как «Весенние ритмы» (1987), «Зимние узоры» (1988), «Лiстапад» (1988). Художественными руководителями конкурса под названием «Весенние ритмы» стали супруги Ефим и Татьяна Полонецкие. Следует отметить, что это был первый турнир категории «International open», то есть международный конкурс, где парам-участникам начислялись очки, которые вносились в мировую таблицу рейтинга. Таким образом, белорусские пары получили возможность, не выезжая за границу, повышать свое место в табеле о рангах. Помимо этого, белорусские танцевальные пары могли увидеть и сравнить свой уровень танцевания с уровнем приезжих исполнителей из стран ближнего и дальнего зарубежья, обменяться опытом и пообщаться с зарубежными гостями.

В качестве жюри конкурса Ефим и Татьяна Полонецкие приглашали специалистов в области бальной хореографии из Польши, Англии, Германии, Чехии, Эстонии, Латвии, Литвы, Молдовы, Украины и России. Также в качестве экспертов оценивать этот турнир приглашались и лучшие белорусские судьи − Владимир Парахневич, Михаил Павлинов, Михаил Конохов.

Еще одним важным изменением, произошедшим в 80-е гг. стало изменение отношения руководящих органов к международной программе конкурсной бальной хореографии. 3-4 октября 1988 г. состоялся первый Всесоюзный конкурс исполнителей бальных танцев (Москва), организатором которого стал известный в прошлом танцор − Станислав Попов. На этом турнире впервые в программу соревнований не была включена отечественная бальная хореография. В конце 80-х гг. на конкурсах конкурсная программа состоит из европейской и латиноамериканской, а советская не является главенствующей.

Помимо вышеперечисленных нововведений, бальные танцы становятся доступным видом досуга для школьников, тогда как ранее их стремились уберечь от «тлетворного и разлагающего влияния Запада». Как свидетельствуют материалы газетных публикаций еще в 1983 г. «впервые в нашем городе в танцевальном зале «Минск» в парке имени Челюскинцев была проведена детская дискотека» [1]. К концу 80-х гг. юные танцоры уже активно принимают участие в конкурсах по специально для них созданным возрастным группам.

Резкое возрастание числа танцевальных пар, увеличение числа конкурсов и, в то же время, развал государственных структур, потребовали новых форм организации танцевальной жизни. В 1988 г. прошло учредительное собрание Ассоциации бальных танцев СССР (АБТ СССР), которое рекомендовало своим делегатам создавать региональные структуры на местах. Белорусским представителем в этой новой организации стала Лидия Кац-Лазарева, которая ездила на конференции и семинары, где стандартизировалась программа бальных танцев, вырабатывались основные критерии судейства, обсуждались острые злободневные вопросы о развитии конкурсного бального танца.

1990-е гг. становятся периодом расцвета бального танца в Беларуси. Появляется следующее поколение танцевальных пар, имеющих возможность выезжать за рубеж, участвовать в крупнейших конкурсах, посещать семинары и мастер-классы лучших специалистов в сфере бальной хореографии. После распада СССР в 1991 году была создана Белорусская Федерация бальных танцев, и с этого года стали проводиться Чемпионаты Беларуси, на которых выявлялись лучшие танцевальные дуэты, представляющие Беларусь на Чемпионатах Мира и Европы. Если ранее, в советский период, привилегию участия в зарубежных турнирах имели только московские пары, то в 90-е гг. белорусские исполнители начинают активно заявлять о себе на мировой танцевальной арене.

После эмиграции в США и Австралию целой плеяды лучших белорусских исполнителей − Царевых, Борисевичей, Пилипинчуков, на их место приходит третье поколение белорусских танцоров. Среди которых Роман Ермакович, Светлана Холодковская, братья Андрей и Сергей Бущики, Ростислав Сергеев, Екатерина Гурина, Денис Поляков, Виолетта Ражева, Павел Ярцев, Павел Черданцев, Ольга Тетеркина, Антон Кукареко, Андрей Тябут, Анна Михед. Все эти исполнители с честью защищали Беларусь на международных конкурсах и мировых чемпионатах.

В этот период в Беларуси активно проводятся конкурсы в Витебске («Витебская снежинка»), в Гомеле («Сожский хоровод»). Следует отметить, что в республике сложилась собственная система проведения мероприятий международного уровня.

Таким образом, развитие конкурсного бального танца в Беларуси прошло несколько этапов от зарождения в 60-е гг. ХХ в., становления в 70-80-е гг.. до активного развития в 90-е гг. ХХ в. За этот период времени была проделана огромная работа и первыми преподавателями и их учениками для формирования белорусской школы бального танца. Главной особенностью развития конкурсного бального танца в нашей стране стало параллельное развитие двух форм бальной хореографии: советской программы и международной программы. Результатом такого противостояния стало вытеснение советской программы из конкурсной системы и утверждение международной в качестве основной.

Бальные танцы в прибалтике

Отечественная программа — это огромный пласт танцев, созданных в XIX — XX веках российскими и советскими хореографами. К ним примыкают танцы прошлых веков, исторически исполняемые на светских балах. Некоторые из них имеют по несколько вариантов. Некоторые исполняются со сменой партнеров. Для подавляющего большинства была написана оригинальная музыка.

Вообще, бальные танцы — это своего рода танцевальная грамотность и каллиграфия. В настоящее время они вобрали в себя огромное число различных видов хореографии, от народного до современного танца. Культура балов снова востребована, а словосочетание «бальные танцы» подразумевает не только спортивные бальные танцы, но приобретает свое первоначальное значение. Вот некоторые из отечественных бальных танцев, исполняемых на современных балах.

Вальс – гавот

Венгерский бальный танец

Мазурка

Мазурка — (от польск. mazurek — название жителей Мазовии) — стремительный и зажигательный бальный танец. С мазуркой связаны многочисленные описания балов в русской литературе. Недаром А. С. Пушкин писал в «Евгении Онегине»:

Он по-французски совершенно
Мог изъясняться и писал;
Легко мазурку танцевал
И кланялся непринужденно;
Чего ж вам больше? Свет решил,
Что он умен и очень мил.

А М. Ю. Лермонтов даже имел приз за мазурку, которую мастерски исполнял на балах.

Истоки мазурки — в народном польском танце мазуру, появившемся еще в XVI в., замечательном по красоте и разнообразию движений. В Европе мазурка становится известной к началу XIX в. (танцмейстеры придали народному танцу салонный характер) и наибольшее распространение получает в России. Нигде (кроме Польши) с таким блеском и мастерством не танцевали мазурку, как в России. Особенно выделялись московская и петербургская мазурки. Ее изучение требовало гораздо больше времени, терпения и искусства, чем изучение других танцев.

Все в мазурке создавало образ блистательного кавалериста: и особая выправка, и пружинистый шаг, и галантность учтивого кавалера. От кавалера зависело успешное исполнение танца. Он выбирал фигуры и менял темп. Мазурка — танец лихих наездников и их нежных дам. Элементами мужской партии были сильные удары каблуком (пришпоривание коня), резкие взмахи рукой над головой (натягивание поводьев), «хромой шаг» (напоминание о ранениях), а у дам — легкий бег на полупальцах и вообще демонстрация слабости и хрупкости. Дама должна была легко лететь по залу, схватывать движения и переходы, предлагаемые партнером. Во время танца мужчины опускались на одно колено перед дамой, словно желая помочь ей сойти с коня. Кавалеры красовались перед своими дамами, в свою очередь восхищаясь ими .

Па-де-грас

Падеграс — (от франц. pas de grase), парный бальный танец со спокойными, изящными движениями, муз. размер 4/4. Как и па-де-труа, был сочинен в России в конце XIX в. русскими балетмейстерами Е. М. Ивановым и А. П. Бычковым. А «иностранные» названия объясняются тем, что в XIX веке французская терминология в танцевальной культуре была столь же традиционной и общепринятой, как латынь в медицине и итальянский язык в музыке. Для танца характерны небольшие шаги, приседания и фиксированные позы. Часто исполняется на музыку В.А.Моцарта. Существует вариант со сменой партнеров.

Па-де-патинер

Па-де-патинер — (от франц. patineur — танец конькобежцев), парный бальный танец установленной композиции, умеренно быстрого темпа, муз. размер 2/4. Легкие, скользящие шаги и позы танца имитируют движения конькобежцев. Часто на балах его так и объявляют — танец конькобежцев. Танцуется, как правило, со сменой партнеров.

Па-де-спань

Па-де-спань — (от франц. pas d`Espagne), парный бальный танец установленной композиции, умеренно быстрого темпа, муз. размер 3/4. В течение нескольких десятилетий созданный в 1898 г. артистом Большого театра, русским хореографом А. А. Царманом, па-де-спань был одним из самых любимых российских танцев. Построен на простых элементах испанского танца. Ныне известно по крайней мере три варианта композиции танца.

Полонез

«Полонез» («polonaise») по-французски означает «польский». Это польский торжественный танец-шествие, произошел от народных массовых танцев – прогулок. Музыкальный размер 3/4. Получил известность еще в XVI в., как церемониальный придворный танец. В те времена его скорее «представляли», чем танцевали. Придворные дамы при представлении королю образовывали процессию, которую сопровождала величественная музыка; такая процессия вошла в традицию и стала открывать все государственные церемонии, а само шествие переросло в танец. В России его называли «ходячий разговор», т. к. во время танца исполнители могли вести беседу. В отличие от большинства салонных танцев 1-й половины XVIII в. полонез не сдал своих позиций в последующие эпохи и прочно занял место первого, «императорского» танца на всех балах. За полонезом прочно закрепился эпитет «блестящий».

Этим танцем открывался всякий бал. Как правило хозяин дома — кавалер первой пары- (с самой почетной дамой) был ведущим и должен был отличаться исключительной отточенностью движений. Первая пара задавала движения, которое повторялось всей колонной. Начавшись во дворце, танец продолжался «тысячью прихотливых извивов» через все апартаменты, в саду или в отдаленных гостиных, где движения становились более раскованными. Полонез «вовсе не был бессмысленной прогулкой, все общество наслаждалось своим лицезрением, видя себя таким прекрасным, знатным, пышным, учтивым. Танец был постоянной выставкой блеска, славы, значения». (Ф.Лист)

Полька

Старинный чешский танец, а не польский, как кажется из названия и часто принято считать. Музыкальный размер 2/4. Слово «полька» происходит от слова «pulka», что по-чешски означает «половина». И действительно, основное движение этого жизнерадостного танца состоит из двух полушагов, соединенных приставкой.

Русский бальный танец
Парный бальный танец советской программы, построен на элементах русских народных танцев, определенной композиции: в еличавое хороводной шествие сменяется зажигательной пляской. Т.о. танец состоит из 2-х частей — медленной и быстрой (по 16 тактов), муз. размер соответственно 4/4 и 2/4.

Русский лирический

Парный бальный танец советской программы, муз. размер 2/4, темп 32-34 т/мин, определенной композиции на 16 тактов. В основе танца лежит обычный «русский шаг» с паузой и характерным движением рук, а сам танец прост и приятен.

Сударушка

Парный бальный танец советской программы, построенный на русских народных движениях, созданных на Урале; определенной композиции на 24 такта, муз. размер 2/4. Основан на тройном ходе с ударом.


Фигурный вальс

Бальный танец конца XIX в. Музыкальный размер 3/4, темп умеренно быстрый. Часто исполняется под музыку венского вальса. По праву относится к танцам бальной классики. Изучая его, исполнители проходят необходимую «школу» пластики, приобретают хорошую осанку, мягкость, легкость вращения, красивые движения рук. Требует четкого соблюдения хореографических позиций. В настоящее время видоизменен и очень популярен на танцевальных вечерах и балах. «Фигурный» — это вальс, в композицию которого помимо основных движений — дорожки и вращения — входят различные элегантные элементы и па. Танец состоит из 4-х фигур и занимает 32 такта музыкального сопровождения.

Бальные танцы в прибалтике

История развития бальных танцев в СССР и России.

В то время как в Европе в 1930-е годы бальные танцы завоевали настолько прочные позиции, что регулярно проводились открытые чемпионаты разных стран (прежде всего – Великобритании в Блэкпуле), а также официальные соревнования – чемпионаты Европы и мира, в СССР бальные танцы были все еще уделом энтузиастов.

В начале 1930-х в Москве появились курсы, готовившие преподавателей бальных и западных танцев (говоря современным языком – европейских и латиноамериканских). За два года ежедневных занятий учащиеся получали весьма основательную подготовку и становились хорошими специалистами. Первые курсы открылись в “Метрополе”. Среди их выпускников – Александр Азаров, Зинаида Бархатова, Зинаида Резникова и Александр Дегтяренко, сыгравший позднее огромную роль в развитии бальных танцев в нашей стране. В 1935 году такие же курсы открылись в ЦПКиО имени Горького (ими руководил декан ГИТИСа А.В. Шатин). Их окончили Сергей Жуков, Регина Школьникова, Василий Жуков, каждый из которых оставил след в мире бального танца страны. Многие молодые педагоги стали затем учителями танцев в общеобразовательных школах, детских Домах культуры и ДК при московских предприятиях, в школах танцев при московских парках.

Но начало развитию бальных танцев в Советском Союзе как вида соревновательной деятельности положил конкурс, который был проведен в 1957 году в рамках Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Колонном зале Дома Союзов. Все на нем было впервые. Во-первых, сама организация на таком высоком уровне. Затем приглашение для участия в конкурсе зарубежных пар, включая танцоров западных стран. И, наконец, расширенный интернациональный состав судейской бригады конкурса. Советские пары отсеялись в первом туре.

Первое место в европейской программе заняла пара из Великобритании Марион и Норман Гранде. Для участия в показательных выступлениях была приглашена лучшая на то время пара в европейской программе, чемпионы Европы (чемпионаты мира с 1950 по 1959 год не проводились) Гарри и Дорин Смит-Хэмпшир. Гости конкурса оказали паре такой оглушительный прием (аплодисменты длились четверть часа), что, по словам Гарри Смит-Хэмпшира, с такой реакцией зрителей они столкнулись впервые. Пара была приглашена на прием в Кремль, где присутствовали члены Политбюро, включая Никиту Сергеевича Хрущева. Для педагогов и танцоров Гарри и Дорин Смит-Хэмпшир прочитали лекции по общественному и конкурсному танцу, которые были записаны и сняты на кинокамеры. Все это в совокупности с телевизионными и кинозаписями их выступлений способствовало возникновению той “искры”, которая позднее превратилась в очаг энтузиазма.

В 1960-е годы в развитии бальных танцев в СССР, России началась новая эпоха. Это связано с созданием в Москве первого в России танцевального клуба (тогда это называлось студией бальных танцев) под руководством Александра Дегтяренко (до этого он возглавлял школу массового бального танца). Речь шла уже не просто о бальных, а о конкурсных бальных танцах, центральным звеном которых была международная программа. Студия, возникшая в Доме учителя в 1962 году, называлась “Студия 62″, затем она была переименована в клуб “Созвездие”.

В первые годы учениками (кстати, прошедшими строгий конкурсный отбор) стали Бруно Белоусов, Виктор Попов, Альфред и Нина Бартель, Сергей Кошелев и Ангелина Монакова, Леонид Магазинер и Валентина Бородачева, Владимир Юдин и Людмила Самохвалова, позднее – Владимир и Людмила Самородские, Татьяна и Валерий Раздрогины, Лариса и Владимир Кузнецовы.

В то время бальные танцы относились к сфере культуры и курировались двумя министерствами культуры. Министерство СССР поддерживало развитие бального танца (А.Н. Демченко, Л.А. Данилова, А.И. Мальцев), а министерство РСФСР, считая, что и в самом бальном танце и в костюмах танцоров много проявления буржуазности и западного образа жизни, этому препятствовало. Девизом республиканского министерства стало выражение его министра В. Стриганова – “Советский человек должен танцевать по-советски!”

Александра Дегтяренко, всю жизнь посвятившего бальному танцу, называли “проводником буржуазной идеологии” (как и всех его сподвижников, коллег и учеников). Он оказался в непростой ситуации. А. Дегтяренко вел работу в своей студии и ездил по линии министерства СССР судить международные конкурсы, но основным местом его работы был Московский институт культуры (старший преподаватель по бальному танцу), находившийся в ведении министерства культуры РСФСР. Несмотря на многочисленные тяжелые жизненные испытания, Дегтяренко всегда оставался оптимистом. Он был необыкновенно красивым внешне и внутренне человеком (кстати, прошел всю Великую Отечественную войну). Но травля сказалась на его здоровье, и он ушел из жизни в 1984 году.

В то время практически все педагоги по бальному танцу и ведущие танцоры вышли из недр Дома учителя. Они работали в сложных условиях, с большим трудом получая необходимые материалы. В основном это была переводная литература. Для многих из них настольными книгами стали книги Уолтера Лейэрда и Алекса Мура. Переводились и тоже досконально изучались журналы серии “Letter service”, “Ballroom Dancing Times”, издаваемые в Англии, а также “Танечны листы”, издаваемые в Чехословакии. Кинозаписи выступлений лучших пар мира были практически недоступны.

Проведение семинаров с известными педагогами, не говоря уже об индивидуальных урока (наглядная демонстрация – необходимый элемент обучения танцу, в частности, бальному), оставалось недосягаемой мечтой. В этих условиях семинары для учителей бального танца с приглашением педагогов из ГДР, ЧССР и ФРГ, которые организовывал А. Дегтяренко были исключением.

Позднее ведущие исполнители студии при Доме учителя Бруно и Марина Белоусовы создали в Москве в 1966 году свой клуб в ДК “Химик”, также ставший знаковым в развитии бальных танцев. В этом клубе занимались Виктор Попов, Александр и Елена Чекоткины, Станислав и Людмила Поповы (1967-70), Владимир Стеклянников, Аркадий Белгородский, Виктор Донской и другие. В тот период в Москве конкурсных пар было немного, а тех, которые демонстрировали высокий уровень мастерства вообще единицы. По существующей международной классификации, включающей классы “Е”, “Д”, “С”, “В”, “А”, “М”, “S”, только одна пара танцевала по “В” классу – Бруно и Марина Белоусовы, одна по “С” классу – Александр и Елена Чекоткины, и около 12-15 пар танцевали по “Д” классу.

В 1960-е годы клубы бальных танцев начали создаваться и в других городах страны. Стали проводиться первые московские, всероссийские и всесоюзные конкурсы. В 1965 году Министерство культуры РСФСР объявило о проведении I Всероссийского конкурса исполнителей бального танца. Он проходил поэтапно в разных городах России. Заключительный этап I Московского конкурса исполнителей бального танца состоялся 18 апреля 1965 года в ЦПКиО имени Горького.

Подлинным центром развития бальных танцев в те годы стала Прибалтика. Этому способствовали и национальные традиции, и исторические условия, благодаря которым Прибалтика всегда стояла особняком среди других регионов СССР, и благоприятная удаленность от политического центра страны. С конца 60-х годов самым значимым турниром становится международный турнир “Янтарная пара” (1968), проводимый в Каунасе (Литва) великолепной парой Чесловасом и Юрате Норвайша. Организаторам удавалось приглашать ведущих танцоров не только социалистических, но и капиталистических стран.

Именно на этом конкурсе можно было увидеть своими глазами выступление чемпиона мира, оценить технические и хореографические новинки, прочувствовать веяния современной танцевальной моды. На “Янтарную пару” стремились попасть все.

Были и другие прибалтийские турниры: “Старый Таллин”, “Таллинская весна”, “Рижская осень”, “Вильнюс”, “Каунасская весна” и т. д. Среди их первых организаторов: Антс и Мале Таел, Хельга и Лео Мыттус, позднее Ааво и Тамара Лосман, Томас Петрейкис, Чесловас и Юрате Норвайша, Айвар Веверис, Ингрида Саулите, Игорь Белянский, Гунтис Озолиньш.

Наиболее яркими танцевальными парами того периода были прибалты – Юрате и Чесловас Норвайша (Литва), Даля и Витас Камайтис (Литва), Пия и Ааре Орб (Эстония), Пятрас Янулявичус и Лайна Бальцевичуте (Литва). Среди российских городов центром танцевания стал Ленинград – там лидировали Владимир Павлов и Элла Левицкая, Анатолий и Лариса Хамрителевы, Виктор и Татьяна Золотоверхие, Виктор и Надежда Давидовские, Юрий и Ольга Симоновы. В Москве всеобщее внимание привлекали Бруно и Марина Белоусовы, Александр и Елена Чекоткины, Сергей Кошелев и Ангелина Монакова.

Наряду с танцами, традиционно входившими в международную конкурсную программу, в СССР существовала еще и чисто советская программа, обязательная для исполнения. Она включала танцы народов СССР, точнее – стилизацию под бальные народных фольклорных танцев. Среди них: “Сударушка”, “Русский лирический”, “Риллио” (литовский), “Вару-вару” (латышский) и другие, всего около 150 танцев.

Созданная в нагрузку к конкурсным бальным танцам из идеологических соображений (“Если они хотят, чтобы мы танцевали их танцы, пусть они танцуют наши танцы”, – позиция отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС), эта программа по-разному оценивается самими танцорами, ее исполнявшими. Разброс мнений большой, начиная от определения этих танцев как мертворожденных, ничего не дающих ни уму, ни сердцу, до признания их роли в расширении кругозора танцоров и приобретении необходимых знаний в хореографии, которые пригодились уже в более позднее время. Просуществовала эта программа до конца 80-х годов.

На начальном этапе бальными танцами занимались главным образом представители интеллигенции: студенты и инженеры. Возраст начинающих танцоров был разным: первый раз на паркет можно было выйти и в двадцать –двадцать пять лет. Кстати, это был период в полном смысле любительского танцевания, поскольку танцами занимались в свободное от работы и учебы время. В 1970-е годы этот период заканчивается. С ростом объема информации, усложнением программ танцорам требуется все больше времени проводить на паркете, и даже в мыслях не отвлекаться от любимого дела. Вот почему практически все ведущие танцоры начинают вести педагогическую работу в танцевальных студиях.

Это было время, когда в нашей стране еще не существовало как на Западе деления танцоров на любителей и профессионалов. Да и самих организаций, объединяющих танцоров, тоже не было. Тем не менее, общественный интерес к бальным танцам был настолько высок, что на телевидении появились посвященные им передачи: “Танцуйте с нами” (ведущий Леонид Школьников) и “Танцевальный зал”.

1970-е годы стали для бальных танцев временем, которое можно определить как борьба за выживание. Идеологические органы объявили им откровенную войну. Особенно напряженная ситуация сложилась в Москве. В то же время жизнь и красота брали свое: по всей стране шел рост числа клубов бальных танцев. Они появлялись теперь уже не только в Прибалтике, которая продолжала демонстрировать высокий уровень танцевания (здесь работали такие известные тренеры как Антс и Мале Таэль, Хельга и Лео Мыттус, Таллинн; Томас Пятрейкис, Каунас; Илгвар Калниньш, Айвар Веверис, Игорь Билянский, Рига; Пеен Ридали, Тарту ), но и Ленинграде, Горьком (Гунтис Озолиньш и Рудите Озолиня), Минске, Ростове, Таганроге (Макс Кац), Киеве (Валерий Корзинин, Борис Калиниченко), Новосибирске (Геннадий Мальков, Александра Шестакова) и других городов.

Несмотря на общую “душную” атмосферу, именно в этот период проходили конкурсы, подготовившие события, которые изменили статус бальных танцев в нашей стране. К числу таких можно отнести проведенный в 1972 году в Академгородке, оплоте либеральных идей и движений, конкурс “Золотая долина”. Среди членов его жюри был Геннадий Алференко, впоследствии сопредседатель попечительского совета Кубка мира в Кремле.

В 1972 года состоялось исключительное по своей важности событие – I Всесоюзный конкурс бальных танцев с включением танцев международной программы. Он проходил в Москве в Ледовом Дворце спорта ЦСКА (заключительный этап, который собрал 180 участников). Его учредителями выступили министерство культуры СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. Программа конкурса состояла из нескольких частей: международной (10 танцев, но вместо джайва включалась полька), исторической (4 танца) и советской (36 танцев).

Блестяще выступили Чесловас и Юрате Норвайши. Все финалисты, Чесловас и Юрате Норвайша, Витас и Даля Камайтис, Виктор и Надежда Давидовские, Юрий и Ольга Симоновы, Юрий Кострюков и Мария Игнатова, Александр Захаров и Татьяна Барабанова, получили звание лауреатов, но Норвайши выделялись как бесспорные лидеры. Норвайши были образцом, которому стремились подражать. Эта пара всегда отличалась высокой культурой исполнения и вкусом, сложной техникой. Кстати, в то время звание лауреата Всесоюзного конкурса было для советского танцора, занимающего бальными танцами, высшим титулом, к которому он мог стремиться (доступ на зарубежные турниры был закрыт). Проведение I Всесоюзного конкурса означало признание бальных танцев на союзном уровне.

О том, насколько напряженная ситуация складывалась вокруг бальных танцев, свидетельствует организованный в 1974-75 годах Верой Игнатьевой конкурс на ВДНХ СССР в павильоне “Животноводство”. Он проводился только по международной конкурсной программе, исключая советскую. Реакция “верхов” была однозначной. Пары, участвовавшие в нем, были не допущены до II Всесоюзного конкурса, а сама организатор испытала очень серьезное давление со стороны вышестоящих инстанций.

В 1975 году в Киеве прошел II Всесоюзный конкурс. Он привлек огромное число танцоров и проходил в несколько этапов с отборочными турами. Жюри возглавляли Константин Сергеев, художественный руководитель Ленинградского хореографического училища имени А.Я. Вагановой и И. Сухишвили, художественный руководитель Государственного ансамбля народного танца Грузии. Да, и из остальных членов жюри, прекрасных специалистов в области балета и народного танца, только двое были специалистами в области бального танца. Профессиональная система судейства в те годы еще не сформировалась. Участники конкурса исполняли по три танца из двух групп (из восьми танцев советской и международной программ) по выбору. Победителями этого конкурса стали Станислав и Людмила Поповы. Они продемонстрировали безоговорочное преимущество и в международном, и в советском разделах.

Одними из первых Поповы стали уделять самое пристальное внимание не только хореографической, но и психологической подготовке, а также костюмам. С этого момента можно говорить о начале эпохи Станислава и Людмилы Поповых. Более десяти лет они держали пальму первенства на всех крупнейших конкурсах.

Противоречивые 1970-е годы знаменуют собой подъем московской школы танцевания. По существующей в то время классификации в Москве появились пары международного класса. Первыми стали Бруно и Марина Белоусовы, Александр и Елена Чекоткины, вслед за ними Станислав и Людмила Поповы, Сергей Кошелев и Ангелина Дегтяренко (Монакова). В 1971 году Станислав и Людмила Поповы организовали танцевальную студию при ДК имени Горького, давшую целую плеяду прекрасных танцоров. Московская школа закрепляет за собой лидирующие в стране позиции, которые сохраняет до сих пор.

Тот же 1975 год отмечен еще одним знаменательным событием в танцевальной жизни – началом проведения официальных чемпионатов социалистических стран. Наконец-то советские танцоры получили возможность не от случая к случаю, а систематически встречаться на паркете с зарубежными парами. Учитывая существовавший в то время дефицит информации, это было чрезвычайно важно. Первый чемпионат прошел в Карлмарксштадте (ГДР), правда, пока еще без участия советских танцоров. Но следующий чемпионат, в 1976 году, ознаменовался не только первым выступлением на нем советских пар, но и их замечательными результатами. В St третье место заняли Видас и Даля Камайтис, а в La третьими стали Станислав и Людмила Поповы. Пятыми в обеих программах были Виктор и Надежда Давидовские (в каждой программе от страны могли выступать по две пары).

В 1979 году в Москве произошло событие, значение которого трудно переоценить – впервые Советский Союз принимала чемпионат социалистических стран. От страны-организатора в жюри IV чемпионата вошел Александр Дегтяренко. Впервые в программу были включены танцы “Полька” и “Риллио”. Советские танцоры показали прекрасные результаты. Победителями в европейской программе стали Видас и Даля Камайтис, а в латиноамериканской – Станислав и Людмила Поповы, также выигравшие еще и программу 10 танцев. Конкурс проходил в переполненном УСЗ “Дружба”, только что построенном к Олимпийским играм 1980 года Турнир продемонстрировал, что, несмотря на условия изоляции, бальные танцы в нашей стране поднялись на высокий уровень развития.

В этот период продолжают успешно выступать Норвайши (в 1974 году они стали первой в СССР профессиональной парой), Камайтисы, Поповы, Давидовские, Симоновы. Появляются новые пары: Ромуальдес и Скайсте Идзелявичус, Станислав Шкляр и Ирина Чубарец, Михаил и Надежда Бирун, Арне и Пия Сандберг и др.

1970-е годы отмечены очень важным фактом в истории бальных танцев: в нашей стране сформировалась система управления бальными танцами (профессиональных и любительских организаций еще не было), включающая в себя три элемента. На примере Москвы это выглядело так. В системе профсоюзов создаются общественные советы. При Доме самодеятельного творчества в рамках совета организуется секция педагогов бального танца, председателем которой был Станислав Попов. В работе секции принимали участие Ангелина Дегтяренко, Валерий Раздрогин, Владимир Кузнецов, Евгения Калиничева, Петр Чеботарев. Методистом по бальному танцу работал Валерий Гулай (в настоящее время президент Московской федерации танцевального спорта). Эта секция в рамках совета, была основной общественной организацией по бальному танцу. Она занималась календарем турниров, анализом проведенных конкурсов, регистрацией исполнителей и судей, решала многие творческие вопросы.

Немного позднее в системе образования возник аналогичный совет, в котором методистом по бальным танцам работал Алексей Кочетков (в настоящее время руководитель ТСК при МГДТДиЮ). В системе государственных органов бальными танцами в управлении культуры Москвы занимался Виктор Донской. В целом развитие бальных танцев “всерьез” курировалось отделами пропаганды и культуры партийных органов разного уровня вплоть до ЦК КПСС.

Наряду с конкурсами исполнителей бальных танцев в 1970-е годы Министерством культуры РСФСР проводились смотры-конкурсы танцевальных площадок. На них определялись лауреаты и дипломанты по нескольким позициям: ансамбли бального танца; оркестры, сопровождающие танцевальные вечера; распорядители танцевальных вечеров; танцевальные площадки (кстати, существовали нормативы: на каждую пару должно было приходиться не менее 3 кв. м танцевальной площадки, а цена месячного абонемента на обучение составляла от 3 до 5 руб.).

Развиваясь в сфере культуры, бальные танцы в конце 1970-х годов делали первые шаги в направлении той сферы, в которую полностью перейдут в 1990-е годы, – сферы спорта. В Государственный комитет по физической культуре и спорту была предоставлена “Справка о спортивных танцах на паркете”, подписанная Чесловасом и Юрате Норвайша, Бруно Белоусовым, Станиславом Поповым, Александром Чекоткиным и Леонидом Магазинером. Как результат – впервые в Единой спортивной классификации на 1977-80 годы появилась строка – “спортивные танцы”.

Заканчивая разговор о 1970-х годах нельзя не вспомнить о прессинге со стороны вышестоящих органов, следивших не только за проведением конкурсов бальных танцев и работой танцевальных клубов, но даже и за костюмами танцоров. Границы дозволенного были узкими и во многом не отвечали традициям бальных танцев. Стиль приходилось выдерживать, без преувеличения, в борьбе – притом, что специализированных магазинов не было, и танцоры изобретали все необходимое сами: красили куриные перья под “страуса”, гранили “фирменные” блестки, вместо телесной ткани использовали чулки и для получения загара брали не специальные средства, а марганцовку и чай. “Фирменная” обувь приобреталась в комиссионных магазинах.

Энтузиазм, искренняя преданность и бескорыстное служение своему делу формировало особую атмосферу в самой танцевальной среде. И в частности, на конкурсах. Скажем, ни с чем не сравнимая возможность в неформальном общении на банкете после турнира завязывать дружеские отношения. Недавние соперники, победители и побежденные вместе участвовали в действиях, очень часто напоминающих капустник.

1980-е годы – новый этап: советские пары стали регулярно принимать участие в международных турнирах в социалистических странах. С конца 1980-х годов – начала 1990-х годов лучшие пары страны начинают регулярно представлять СССР на официальных любительских и профессиональных турнирах (чемпионатах мира и Европы по St, La и 10 танцам). До этого времени выступления носили нерегулярный характер и касались только профессионалов, которые получали личные приглашения от организаторов турниров. Любители такого права до 1989 года не имели.

Продолжают танцевать Станислав и Людмила Поповы (до 1988 г.). Активно работает их клуб, из которого вышли такие талантливые пары, как Петр и Алла Чеботаревы, Владимир и Ольга Андрюкины, Алексей и Светлана Дмитриевы, Артур и Мария Лобовы, Талят и Марина Тарсиновы, Игорь и Иветта Кондрашовы, Владимир и Елена Колобовы, Леонид Плетнев и Виана Ариф. Яркие пары появляются и в других клубах: Александр Мельников и Ирина Соломатина, Виктор Никовский и Лариса Давыдова, Сергей и Елена Числовы, Арландас Модзеляускас и Эгле Сагатаусайте, Юрис и Бируте Бауманис.

Любительской парой, добившейся в период с конца 80-х гг. до первой половины 1990-х годов наивысших результатов, стала пара Александр Мельников и Ирина Соломатина.

В 1980-81 годах прошли командные встречи танцоров СССР с танцорами Финляндии и Австрии, организованные Чесловасом и Юрате Норвайшами и Станиславом и Людмилой Поповыми. А в 1988 году – командная встреча СССР – Канада – США (в Сан-Диего). В составе советской команды были Артур и Мария Лобовы, Владимир и Елена Колобовы, Леонид Плетнев и Виана Ариф, Игорь и Ирина Суворовы.

В 1980- е годы продолжился процесс формирования той организационной структуры бальных танцев, которая существует в России и по сей день. В ее основе лежит клубная система, примерно такая же, что и в Германии и Италии (в Англии бальные танцы организованы по-иному). В связи с этим нельзя не вспомнить создание в 1988 году объединения “Ритм” на базе уже существовавшего с 1977 года клуба “726″, которым руководили Петр и Алла Чеботаревы. Это творческое объединение можно считать уникальным по числу подготовленных им высококлассных танцоров. Большинство из них, закончив танцевальную, начали педагогическую карьеру, создав в 1990-е годы свои собственные клубы: “Русский клуб” Виктора Никовского и Ларисы Давыдовой, “Линия” Александра Мельникова и Ирины Соломатиной, “Людмила” Михаила и Людмилы Фраткиных, “Джем” Сергея Числова, “Меридиан” Ольги Глушко, “Мелисса” Александра Шишкова, “726″ Владимира Селиванова, “Триада” Ильи Данилова и Татьяны Рыбалко, “Латинский квартал” Сергея Дуванова и Светланы Тверьянович, “Елена” Елены Поляковой и др. В настоящее время клубом руководят Петр Чеботарев и Галина Привалова.

1980-е годы отмечены знаковым событием в истории бальных танцев: в стране создаются профессиональная и любительская организации, что позволило СССР выйти на международный уровень и влиться в существовавшую в то время международную структуру международных организаций. В свою очередь это дало возможность танцорам почувствовать себя участниками единого мирового танцевального процесса.

В 1982 году создается Всесоюзный совет по бальным танцам (председатель – космонавт Л. Попов, зам. председателя – Ч. Норвайша, председатель конкурсного сектора – С. Попов) и Московская городская секция педагогов бального танца (председатель – Станислав Попов).

В 1988 году учреждается Ассоциация профессиональных исполнителей и учителей бального танца (АПИУБТ) и Ассоциация бального танца (АБТ СССР) (см. раздел “Русский танцевальный союз”). В 1990-е годы эти организации были преобразованы, соответственно, в Русский танцевальный союз (РТС) и Федерацию танцевального спорта России (ФТСР). РТС стал полноправным членом международной профессиональной организации WD&DSC (Всемирный совет по танцам и танцевальному спорту), а ФТСР – международной любительской организации IDSF ( Международная федерация по танцевальному спорту). Начиная с этого момента, танцоры и педагоги разделились в нашей стране на “профессионалов” и “любителей” в соответствии со своей принадлежностью к той или иной организации.

3-4 октября 1988 года – особые дни в истории отечественных бальных танцев: проводится первый Всесоюзный конкурс (организатор Станислав Попов). Впервые на конкурсе такого уровня была исключена советская программа. Танцоры соревновались в исполнении только европейских и латиноамериканских танцев. Соревнование еще не называлось чемпионатом, но его первых победителей все же, наверное, можно назвать первыми чемпионами страны среди профессионалов.

В европейской программе ими стали Станислав и Людмила Поповы, а в латиноамериканской – Юрис и Бируте Бауманис (Рига). В конкурсе шоу-программ в европейском шоу первое место заняли Станислав и Людмила Поповы, а в латиноамериканском – Талят и Марина Тарсиновы.

Декабрь 1988 года – еще одно судьбоносное событие: на Малой спортивной арене Лужников проводится I Московский международный конкурс профессионалов с участием ведущих танцевальных дуэтов мира. На нем медленным вальсом завершают свою танцевальную карьеру организаторы этого турнира Станислав и Людмила Поповы. Победителями в St стала пара из Дании Глэн Вайс и Джилиан Тикет. В La победителями стали Манфред и Катя Кобер (ФРГ). Среди советских пар, принимавших участие в этом турнире, были Петр и Алла Чеботаревы, Талят и Марина Тарсиновы, Владимир и Ольга Андрюкины, Игорь и Иветта Кондрашовы и многие другие известные танцевальные дуэты.

В программе гала-концерта приняли участие со своим шоу “Латинская фантазия II” в прошлом двухкратные чемпионы мира среди профессионалов в La Эспен и Кирстен Салберг и пятикратные чемпионы мира Алан и Хейзел Флетчер. Шоу этих выдающихся мастеров бального танца не просто потрясло московскую публику, но и дало колоссальный творческий импульс танцорам.

II Московский международный турнир прошел в Москве в 1990 году. Европейскую программу выиграли Дэннис Трамбле и Адель Престон (Великобритания). В латинском турнире побеждают призеры чемпионатов мира Джон и Надя Эфтедал (Норвегия). Из российских танцоров в финал обеих программ вышли Геннадий Гунько и Алла Чеботарева, Талят и Марина Тарсиновы.

Последние десятилетия ХХ века – начальные годы III тысячелетия ознаменованы активным включением России в международное танцевальное сообщество. Во второй половине 1990-х годов российские танцоры – и профессионалы, и любители – начинают завоевывать ведущие позиции на крупнейших международных турнирах. В любительском танцевании бурно развивается детское и юниорское, что составляет одно из отличий танцевального спорта России от других стран. Во всем мире бальные танцы окончательно переходят в спортивное русло. В нашей стране формируется соответствующая этому система турниров, охватывающая уровни, начиная с клубного и заканчивая всероссийским. Наряду с ежегодными официальными чемпионатами по всем возрастным категориям (Дети I, II, Юниоры I,II, Молодежь, Взрослые) проводятся и другие крупные соревнования такие как Russian Open (первые два турнира – организатор В.Гулай, а позднее ФТСР), Кубок “Спартака” (организатор А. Миндель) и др. Подготовку лучших российских пар осуществляют ведущие российские педагоги. Среди них: Алла Чеботарева, Виктор Никовский и Лариса Давыдова, Александр Мельников и Ирина Соломатина, Владимир и Елена Колобовы, Игорь и Иветта Кондрашовы, Илья Данилов и Татьяна Рыбалко, Сергей Дуванов и Светлана Тверьянович. Появляются и первые российские чемпионы мира в категориях Юниоры, Молодежь и Взрослые (трехкратные чемпионы мира в 10 танцах в категории Взрослые Марат Гимаев и Алина Басюк, чемпионы Европы и вице – чемпионы мира в латиноамериканской программе в категории Взрослые Дмитрий Тимохин и Анна Безикова).

Для российских танцоров становятся доступны все международные турниры. Прежде всего, крупнейшие из них: Блэкпульский танцевальный фестиваль (Англия), International, UK (оба Англия), Открытый чемпионат Германии (Манхайм), Открытый чемпионат Голландии (Слагхарен, а позднее Ассен), Открытый чемпионат США (Майами) и т. д.

В международных танцевальных кругах (что находит отражение и на национальном уровне), появляется идея о включении танцевального спорта в Олимпийские Игры. IDSF признается МОК и становится членом GAISF (Генеральная ассоциация международных спортивных федераций) и IWGA (Международная ассоциация Мировых игр). Спортивные танцы включаются в программу World Games, но вопрос об их вхождении в олимпийское движение в силу объективных причин остается открытым.

В профессиональной среде в этот период регулярно проводятся наряду с национальными, международные турниры с участием звезд танцевального спорта (III Московский международный конкурс в 1992 году, IV Московский международный конкурс в 1994 году, начиная с 1995 года Кубки мира).

Начало XXI века ознаменовалось для российских профессионалов дальнейшим укреплением своих позиций в мировом танце. Впервые российские профессионалы Сергей Рюпин и Елена Хворова вошли в финал чемпионата мира по La в 2000 году, стали бронзовыми призерами чемпионата Европы в 2002 году, завоевали титул чемпионов мира в латиноамериканском сэквее в 2003 году Впервые российская пара Дмитрий Тимохин и Анна Безикова вышла в финал Блэкпульского фестиваля по латиноамериканским танцам (2003). Впервые российские профессионалы участвовали в командной встрече на Блэкпульском фестивале (2002).

Впервые Россия стала организатором проведения чемпионатов Европы по St в 2001 году в Москве, чемпионата Европы по La в 2002 году в Санкт-Петербурге и чемпионата мира по La сэквею в 2003 году в Москве.

Впервые президент РТС Станислав Попов избран вице-президентом WD&DSC в 2003 году, а Алексей Беляев заместителем председателя Комитета по общественному танцу WD&DSC.

Акуленок С. В. Главы из книги “Кто есть кто?” (Многотомное издание, выпуск 5, том 2, 2003 г., Москва, Международный объединенный биографический центр).