Екатерина шашкова цыганский танец

Дашкова Екатерина Романовна

Краткие содержания

Княгиня Екатерина Романовна Дашкова родилась в семье дворян Воронцовых. Одна из самых влиятельных личностей в движении Российского Просвещения — она стояла у истоков зарождения Академии Российской. В ее откровенных мемуарах об эпохе правления Петра III содержатся также и ценные сведения о подробностях воцарения Екатерины II. Этой удивительной женщине довелось стать близкой подругой и соратницей будущей императрицы. В государственном перевороте 1762 г, способствовавшем восшествию на престол Екатерины ІІ, Дашкова принимала активнейшее участие. После воцарения на российском престоле императрица резко охладела к подруге и в дальнейшем государственном строительстве княгиня Дашкова уже не играла сколько-нибудь заметной роли.

Биография Екатерины Романовны Дашковой. Детство и юность

Екатерина появилась на свет в семье уважаемого графа Романа Воронцова. Ее детство прошло в окружении блестящих личностей того времени. Отец — генерал-аншеф, уважаемый член Сената, наместник Владимирской губернии. Дядя, Михаил Илларионович, являлся государственным советником, как и брат Александр. Брат Семен прослыл в обществе утонченным поклонником всего английского. Старшая сестра Елизавета (в замужестве Полянская) была фавориткой Петра ІІІ.

Поскольку мать Марфа Ивановна — симбирская дворянка из рода Сурминых скончалась в возрасте 27 лет, оставив четверых детей, Екатерина воспитывалась в семье дяди, уже упомянутого Михаила Илларионовича Воронцова. По понятиям того времени, она получила превосходное воспитание, что означало обучение языкам, рисованию и танцам. Однако страсть к чтению, поездки по Европе, личное знакомство с прогрессивными писателями помогли Екатерине стать одной из самых разносторонне образованных женщин той эпохи.

Любимые писатели-просветители Буало, Вольтер, Монтескье, Гельвеций привили Екатерине тонкий вкус к литературе и философии. В Московском университете благородная девица изучала математику и немало преуспела в этой науке, что заметно выделяло ее на фоне женщин того времени.

С детства в ее характере проявлялись «мужские» качества: острый любознательный ум, логическое мышление, воля, упорство, умение преодолевать трудности. Благодаря им Екатерина сделала уникальную для своего времени карьеру.

По достижении 16-летия ею был заключен брак с влиятельным аристократом, князем Михаилом Дашковым, происходившим из великого рода Рюриковичей. После свадьбы супруги поселились в Москве.

Политическая биография Екатерины Романовны Дашковой

Тонкая политическая игра занимала ум Екатерины с ранних лет. Изящные решения для сложных судьбоносных проблем государственного масштаба и международных споров — вот достойное применение логического дара. Эпоха быстрых дворцовых переворотов развила в девице наблюдательность, честолюбие и желание сыграть в истории весомую роль. В определенной степени ей удалось реализовать все свои таланты на этом поприще.

В 1758 г. Екатерина познакомилась и сблизилась с великой княгиней Екатериной Алексеевной. Природный ум, схожие литературные вкусы и общность политических взглядов стали причиной искреннего взаимного расположения и сделали Дашкову преданной соратницей при восхождении будущей императрицы на престол.

В конце 1761 г., после воцарения Петра ІІІ, произошло окончательное сближение с великой княгиней. Несмотря на то, что в результате дворцовых интриг родная сестра Дашковой вполне могла стать новой женой Петра ІІІ, Екатерина Романовна предпочла принять активнейшее участие в организации переворота. Ее искусная пропаганда привлекла на сторону императрицы значительных государственных сановников, представителей аристократии, таких как граф К.Г. Разумовский, Н. И. Панин, А.И. Глебов и др.

Но после удачного завершения политической интриги и восшествия на престол Екатерины Алексеевны в 1763 г., неожиданно для Дашковой главными лицами при дворе стали совсем не те персоны, которых она предполагала увидеть в этом качестве. Одновременно произошло заметное охлаждение в отношении императрицы к сподвижнице. И, несмотря на то, что Екатерина Романовна Дашкова по-прежнему хранила преданность своей царственной подруге, она была обманута в своих ожиданиях, желая занять подобающее положение в кругу приближенных к трону лиц.

После смерти мужа в 1764 г. Екатерина Романовна удаляется в подмосковное имение, а в 1768 г. отправляется в путешествие по России.

Властная и принципиальная Дашкова не тая, выказывала свое неудовольствие новыми фаворитами императрицы. Проявление жесткого мужского характера, прямолинейная критика событий, происходящих во дворце и в стране, нескрываемое чувство недооценки своих заслуг перед троном и Отечеством привели к значительному ухудшению отношений с императрицей. По другим сведениям, Екатерина Романовна испрашивала для себя должность полковника императорской гвардии, и, получив отказ, вознамерилась уехать из страны.

Так или иначе, ощущая отчуждение Екатерины, Дашкова просит позволения совершить путешествие за границу. Разрешение было получено.

Путешествия по Европе и просветительская деятельность в России

За время первого длительного заграничного путешествия, которое началось в декабре 1769 г. и продлилось 3 года, Дашкова посетила Францию, Пруссию, Швейцарию и Англию. При всех иностранных дворах Европы Екатерина Романовна была принята с почестями. Научная деятельность и репутация влиятельной политической персоны открыли перед ней двери сообществ ученых и философов. В частности, в этот период крепнет ее дружба с французскими просветителями Дидро и Вольтером.

Период с 1775 по 1782 годы она вновь проводит в поездках по Европе. Ее сын оканчивает курс обучения в университете Эдинбурга у историка Уильяма Робертсона. Екатерина Романовна также посещает Францию, Герианию, Италию, Швейцарию, в Англии она знакомится с экономистом Адамом Смитом и Робертсоном.

По возвращении в Россию Дашкова имеет намерение возвести родной язык в ранг великих литературных языков Европы. Это обстоятельство кардинально меняет эмоциональный климат в отношениях с императрицей, которая всегда высоко ценила литературный вкус Екатерины Романовны. С этого момента начинается новый этап: в 1783 г. Дашкова получает назначение на пост руководителя Петербургской Академии наук и занимает должность директора до ноября 1796 года. Таким образом, впервые в мире женщина возглавила Академию наук. После ее увольнения этот пост займет П.П. Бакунин.

По инициативе Екатерины Романовны в 1783 году была учреждена Императорская Российская академия, одной из главных целей которой стало глубокое научное исследование русского языка и, в частности, создание Толкового словаря. Благодаря хлопотам Дашковой был учрежден публицистический журнал, при академии давались публичные лекции, основан переводческий департамент (благодаря которому российский читатель смог ближе узнать новые европейские литературные веяния).

Активная просветительская деятельность, попечение о развитии наук, литературы и русского языка, казалось, целиком заполнили жизнь Екатерины Романовны Дашковой, и более она не помышляла о карьере в сфере государственного управления. Но склонность к политической игре, все же возобладала над здравым смыслом, когда в ее руки попали бумаги покойного Якова Борисовича Княжина, в 1789 году написавшего трагедию с опасным политическим подтекстом «Вадим Новгородский». Поскольку вольнодумство автора было очевидным, при жизни Княжина о существовании этой пьесы были осведомлены только самые близкие люди. Екатерина Дашкова по собственному почину издала произведение в 1793 году не без тайного умысла.

Императрица была глубоко оскорблена поступком бывшей сподвижницы и подруги, последовали санкции. Сначала Дашкову отправили в долгосрочный отпуск, отстранив, тем самым, от дел Академии. Экземпляры крамольного произведения Княжина были изъяты из продажи и конфискованы у владельцев, успевших приобрести его. Екатерина Дашкова покинула столицу и жила в подмосковном имении.

В 1976 году, по восшествии на престол императора Павла, Дашкова была уволена со всех занимаемых должностей. Ей было предписано отправляться жить в ее новгородские владения. При милостивом содействии императрицы Марии Федоровны, Екатерине Романовне все же было дозволено поселиться сначала в калужской губернии, а после вернуться в Москву. С этих пор она полностью прекратила политическую и общественную деятельность, целиком сосредоточившись на управлении имением, которое она превратила в роскошную обитель — подобие земного рая.

Честолюбие, энергичность, властность, принципиальность Екатерины Романовны позволяли ей добиваться невиданных для того времени результатов в любой деятельности. Но в союзе с императрицей, скорее всего, она желала достичь высшей власти, наравне с венценосной Екатериной ІІ управлять судьбами своей страны. Но ее карьеристские притязания были слишком опасны. Проницательная императрица внимательно следила за своими подданными, устраняя недовольных. По этой причине Дашкова не была допущена к высшим эшелонам власти, что вызвало ее глубокое разочарование и вполне объясняет поступок, повлекший опалу.

Изданные поначалу на английском языке, а впоследствии на французском, мемуары Е.Р. Дашковой по сей день считаются важным историческим свидетельством о подробностях подготовки и реализации переворота 1762 года, об эпохе правления императрицы Екатерины. Несмотря на множество ценных сведений о дворцовых интригах, нравах и быте того времени в России и за границей, повествование не отличается беспристрастным взглядом на вещи. За строчками восхвалений в адрес императрицы легко прочитать характеристики отнюдь не лестные для нее.

Но и характер самой Екатерины Романовны раскрывается в мемуарах достовернее именно благодаря скрываемой обиде на неблагодарность венценосной особы, взошедшей на престол благодаря бескорыстному служению сподвижницы. Факты свидетельствуют о том, что стремление к политическому влиянию скорее диктовалось особенностями властного характера Е.Р.Дашковой. С другой стороны, некоторые историки утверждают, что эта великая женщина прониклась сочувствием к судьбам простых российских подданных и мечтала о справедливом государственном устройстве, развивая идеи Радищева.

Скончалась Е.Р. Дашкова в 1810 году, ее прах погребен в церкви Живоначальной Троицы в Калужской губернии. Исторические бури чуть было не смели с лица земли следы надгробия, но в 1999 году память о Е.Р. Дашковой была увековечена в надгробном постаменте по инициативе МГИ, носящего имя великой дочери русского народа.

Екатерина Романовна Дашкова

Княгиня. Участница государственного переворота 1762 года, приведшего на престол Екатерину II. С 1769 года более 10 лет жила за границей, встречалась с Вольтером, Д. Дидро, А. Смитом. В 1783—1796 годах была директором Петербургской Академии наук и президентом Российской академии. Автор «Записок».

Трубы исторической славы возвещали о ней, как об «учёном муже и президенте двух российских академий». И если кто-либо в самом приятном сне не мог грезить о большем возвышении, если кому-то приходилось карабкаться к вершинам земной славы, обдирая ногти до крови от напряжения, то Екатерина Дашкова, по иронии случая, больше всего желала для себя обычной женской судьбы: мужа, детей, семейного очага, где царствует любовь, только любовь… Как призрачная тень мелькнула в жизни нашей героини небесная благодать, поманила, подразнила и оставила в одиночестве.

Пятнадцатилетняя графиня Воронцова выходила замуж по большой любви. Она и слышать не хотела ни о каких «неприятных обстоятельствах». Жених Михаил Дашков, поручик Преображенского полка, красавец, увлёк одну из барышень многочисленного семейства Воронцовых, вступил с ней в связь, и дело едва не кончилось скандалом. Однако для влюблённой, напористой Екатерины подобная история не показалась достойным поводом отсрочить свадьбу. Злые языки в Петербурге поговаривали, будто на балу, когда Дашков неосторожно рассыпался в комплиментах перед молоденькой графиней, девица Воронцова не растерялась, позвала дядюшку-канцлера и сказала: «Дядюшка, князь Дашков делает мне честь, просит моей руки».

Но чего бы ни придумывали сплетники, этот, казалось, не слишком удачный брак принёс радость обоим супругам. Екатерина с головой окунулась в омут безумной любви, а Михаил с радостью принял страстное обожание умной женщины. Наша героиня забросила свои прежние увлечения — книги, энциклопедии, словари. Надо сказать, что такая юная особа, каковой являлась Екатерина, успела сама собрать ко времени замужества одну из самых больших частных библиотек России. Да не просто собрать, а ещё и тщательно изучить многочисленные фолианты. И среди мужчин более почтенного возраста немного нашлось бы в России XVIII века столь широко образованных людей. Но семья, любовь заставили Дашкову понять, что есть вещи гораздо более приятные, нежели корпение над книгами. От размышлений о Вольтере и Монтене она охотно отошла к заботам о дорогом муже и терзаниям низменной ревности. Однажды заболевший Дашков, чтобы не волновать родственников, не поехал домой после очередной командировки, а решил отлежаться у тётки. Узнав об этом, уже начавшая рожать Екатерина, превозмогая страшную боль, поехала к мужу и даже самостоятельно поднялась к нему по лестнице. Через час после встречи с Михаилом она уже стала матерью. По поводу этого случая можно сказать лишь то, что не зря верность и самоотверженность русских женщин стали темой для многочисленных литературных произведений.

В Москве, где прошли первые годы счастливого замужества, Екатерина с грустью вспоминала свою венценосную подругу, тёзку Екатерину. С первого знакомства они прониклись взаимной симпатией, выделили друг друга из довольно серой массы особ слабого пола — созданий мелких и пустых, интересовавшихся лишь «булавками» да свежими сплетнями двора. Дашкова понимала, что с возвращением в Петербург домашняя жизнь для неё закончится, зато она получит возможность вновь видеться с молодой императрицей, к которой она наряду с безграничным восхищением её умом испытывала и глубокую женскую жалость. Подруга страдала от глупости и деспотизма своего высокопоставленного мужа и часто рыдала на плече Дашковой, поверяя наперснице самые сокровенные свои чаяния. Курьёзность ситуации заключалась ещё и в том, что любовницей Петра III и, больше того, самым близким ему человеком была родная сестра Дашковой — Елизавета Воронцова. Однако даже это обстоятельство не помешало тому, что две Екатерины — «большая» и «маленькая» — были чрезвычайно близки друг другу.

В офицерском мундире, в лихо надвинутой треуголке, похожая на пятнадцатилетнего юношу — такой была Дашкова в самый незабываемый день её жизни — 28 июня 1762 года. Свершилось то, о чём мечтали подруги, шептались, беспрестанно оглядываясь на двери, в зловещей тишине царских покоев. Теперь они на конях, Пётр III отрешён от престола, а за ними — многотысячное войско, готовое в огонь и в воду. Рассказывали, будто Дашкова в этот день несколько раз выхватывала шпагу. Ситуация складывалась непросто, и Дашкова отчаянно рисковала, чтобы спасти подругу, чтобы подарить России сильную и разумную власть. Рисковала своими детьми, своим обожаемым мужем, который во время дворцового переворота находился далеко от Петербурга.

В невероятной сумятице событий, опьянённая восторгом свершившегося, здравицами, возбуждением толпы, Дашкова не заметила, что венценосной подружке уже не очень приятно видеть рядом с собой умную женщину. Екатерина II слишком долго терпела, слишком мучительно шла к власти, чтобы с кем-либо разделить пришедшую славу. Царице казалась достаточной помощь братьев Орловых, а о «жалостливых» женских беседах с подругой ей хотелось поскорее забыть.

Возвращение мужа из командировки по приказу Екатерины II стало своеобразной и единственной наградой Дашковой за верность и мужество. Теперь характер общения нашей героини с императрицей изменился. Дашковы обязаны были посещать весёлые дворцовые приёмы, нравы которых становились все фривольнее. Нерасположенная к забавам Дашкова, с её влюблённостью в одного мужчину, чувствовала себя в атмосфере опьяняющей эротической игры екатерининского двора неуютно. Но отказаться от царской милости было нельзя, к тому же Михаил, муж нашей героини, весьма удачно вписался в озорной кружок властительницы.

Есть в воспоминаниях Дашковой фраза, которая позволяет о многом догадываться. Княгиня пишет, что лишь две вещи на свете были способны перевернуть в ней все, лицом к лицу столкнуться с адом: первая — это тёмные пятна на короне Екатерины, то есть убийство государя; вторая — неверность мужа. Дашкова в «Записках» лишь упомянула о несчастье, её постигшем (она предпочитала вспоминать о князе в восторженных тонах), а мы можем лишь предположить, кто стал причиной глубокой сердечной раны нашей героини. Дочь княгини, Анастасия Щербинина, рассказывала Пушкину, очень интересовавшемуся её знаменитой матерью, что семейная драма Дашковых была связана с увлечением князя Михаила императрицей. Правда, безоговорочно верить этой версии нельзя, однако, зная нравы Екатерины, её моральные принципы, легко представить — почему бы императрице и не увлечься красивым, стройным офицером, который к тому же достаточно прост, чтобы разделить незатейливые шутки двора. Если Щербинина права, то диву даёшься, как смогла Дашкова пережить двойное предательство, с каким чувством она стояла у колыбели второго сына, крёстной матерью которого вызвалась стать сама Екатерина.

Беда не приходит, как известно, одна. Вскоре Дашкова потеряла горячо любимого мужа. До последнего вздоха княгиня считала смерть Михаила катастрофой своей жизни, а ведь ей было всего двадцать два. Пятнадцать дней после получения известия о кончине мужа Дашкова находилась в состоянии комы. И лишь дети возвратили её к реальности. Михаил поставил семью на грань полного разорения. Чтобы заплатить многочисленные долги покойного мужа, Дашковой следовало продать землю, но ради будущего своих чад наша героиня отправилась в деревню и экономила на всём, живя в крайней бедности. «Если бы мне сказали до моего замужества, что я, воспитанная в роскоши и расточительности, сумею в течение нескольких лет… лишать себя всего и носить самую скромную одежду, я бы этому не поверила».

Спартанское существование принесло свои плоды лишь спустя пять лет. Дети подросли, и собранную сумму денег Дашкова решила употребить на заграничное путешествие с целью воспитания и образования сына Павла и дочери Анастасии. Эта молодая ещё женщина, знатная, весьма примечательная, пренебрегла всем личным ради интересов собственных детей. В 27 лет она выглядела на сорок, для неё, пылкой, увлекающейся, страстной больше не существовало мужчин. Дашкова теперь методично изучала системы образования разных стран. Безусловно, что самой передовой школой Европы того времени являлась английская, но и она не совсем удовлетворяла требовательную Дашкову.

Княгиня составила собственные программы обучения Павла, больше похожие по точности на рецепты врача. Шотландские профессора получили от любящей матери эти рекомендации с требованием неукоснительного их исполнения. Восемь лет — столько длилось обучение сына за границей — Дашкова находилась рядом. Крайняя скудость существования не мешала Екатерине Романовне, заботясь о душевном комфорте детей, устраивать в Эдинбурге даже балы для молодёжи. Танцы, музыка, рисование, театры, верховая езда, уроки фехтования — расходы на это её не страшили.

Пожалуй, самые строгие педагоги не смогли бы обнаружить изъянов в системе воспитания «по Дашковой», оттого-то не укладывается в голове получившийся феномен — дети выросли на редкость никчёмными и бестолковыми. «Простак и пьяница», — скажет о Павле Дашкове крёстная его мать — императрица. Ну а скандальные истории, в которые попадала Анастасия, поражая общество своей сумасбродностью, обсуждал весь Петербург.

К возвращению Дашковой в Россию по прошествии многих лет императрица отнеслась благосклонно. За границей княгиня приобрела славу одной из самых просвещённых женщин Европы. Её принимали Дидро и Адам Смит, сам старик Вольтер, больной и дряхлый, сделал исключение для «северной медведицы» (так Дашкову называли в чужих краях) и нашёл время побеседовать с ней. В «прекрасном далеке» Екатерина Романовна принялась сочинять музыку, в чём весьма преуспела. Сложные полифонические произведения, исполняемые хором, которым дирижировала русская княгиня, повергали публику в восхищение. Царица не могла пренебрегать мнением просвещённой Европы, да и былые обиды позабылись. Для обеих наступило время зрелости и мудрости. Дашковой исполнялось 37…

Однажды на балу бывшая подруга предложила Дашковой возглавить Академию наук. Случай в истории России неслыханный! Никогда ни до ни после женщина не занимала такой высокий государственный пост. Свободомыслящая Европа и та не удержалась от изумления. Джованни Казанова писал в «Мемуарах»: «Кажется, Россия есть страна, где отношения обоих полов поставлены совершенно навыворот: женщины тут стоят во главе правления, председательствуют в учёных учреждениях, заведывают государственной администрацией и высшею политикой. Здешней стране недостаёт одной только вещи, а этим татарским красоткам — одного лишь преимущества, именно: чтобы они командовали войсками».

Зимним утром 1783 года Дашкова упросила знаменитого математика Леонарда Эйлера представить её уважаемым учёным мужам. Придирчивая академическая публика с первых минут увидела в Дашковой справедливого и мудрого директора: заметив, что на место рядом с ней пытается пробраться бездарный учёный, властным жестом остановила проныру, обратившись к старцу Эйлеру: «Сядьте, где вам угодно. Какое бы место вы ни избрали, оно станет первым с той минуты, как вы его займёте».

Императрица не ошиблась в своём выборе. Дашкова буквально возродила Российскую Академию из пепла. Наша героиня сразу отказалась от соблазна руководить наукой. Дашкова предпочла хозяйственную, издательскую и научно-просветительскую деятельности и преуспела во всех трех. Почти за 12 лет своего президентства Екатерина Романовна восстановила академическое хозяйство (начать ей пришлось буквально с заготовки дров, чтобы покончить с безобразной практикой, когда учёные мужи от холода кутались на заседаниях в тяжёлые шубы). Дашкова построила новое здание Академии, и, хотя, по свидетельствам современников, она попортила много крови архитектору Кваренги своим придирчивым характером, в памяти потомков княгиня осталась заботливой попечительницей науки и просвещения. Она восстановила деятельность типографии, с огромным трудом «выбивала» деньги на организацию научных экспедиций. Большое внимание Дашкова, следуя своим пристрастиям, уделила педагогике и образованию. При её непосредственном участии и заботе составлялись новые программы обучения для гимназии при Академии. В критериях отбора талантливых юношей Екатерина Романовна была непоколебима и, несмотря ни на какие протеже, безжалостно отчисляла оболтусов из числа учеников.

По инициативе Дашковой Академия предпринимает первое издание сочинений Ломоносова с биографической статьёй, выпускает «Словарь Академии Российской» — выдающийся научный труд конца XVIII века, выходит вторым изданием «Описание земли Камчатки» профессора естественной истории С.П. Крашенинникова. С лёгкой руки нашей героини крупнейшие учёные начинают читать в Петербурге публичные лекции по математике, минералогии, естественной истории. Именно при Дашковой статус науки, знания поднялся в русском обществе на недосягаемую высоту. Радея об интересах страны, наша героиня запретила раз и навсегда сообщать открытия отечественных учёных за границей, «пока Академия не извлекла из них славу для себя путём печати и пока государство не воспользовалось ими».

Популярность Дашковой, как главы российской науки, тем ещё ценна, что официальным президентом Академии в то время считался граф К.Г. Разумовский. На этот высокий пост его назначила царица Елизавета Петровна, уважение к памяти которой Екатерина II всячески подчёркивала, чувствуя свою вину в смерти Петра III. Кроме того, Разумовский, командир Измайловского полка, выступил на стороне Екатерины во время переворота 1762 года, а таких услуг, как известно, правители не забывают, поэтому лишить графа высокого поста царица не решилась, зато изобрела для Дашковой должность директора Академии. Но в историю всё-таки именно Дашкова вошла как президент — да ещё и двух Академий. В 1783 году царица утвердила указ об открытии Российской Академии, созданной по инициативе Екатерины Романовны как центр наук гуманитарных.

Чем выше всходила «президентская» звезда Дашковой, тем печальнее складывалась её частная жизнь. Любящая мать не могла не замечать бездарность сына, и продвижение по службе давалось Павлу Дашкову лишь неусыпными хлопотами «президентши», к тому же сын женился на дочери приказчика, о чём Екатерина Романовна узнала совершенно случайно из обронённых слов встретившегося однажды знакомого. Скандал в именитом семействе удавалось скрывать недолго, и вскоре весь Петербург с удовольствием обсуждал на всех перекрёстках нелепую свадьбу. Злопыхатели получили возможность «уколоть» Дашкову в самое чувствительное место.

И всё же неурядицы с сыном были лишь «цветочками» по сравнению с теми проблемами, которые создавала Дашковой её дочь Анастасия. Диву даёшься, отчего у такой умной матери и красавца-отца появилась девочка странная, ограниченная, да к тому же с физическим недостатком — горбом. Властная, заботливая мать, Дашкова поторопилась выдать незавидную пятнадцатилетнюю невесту за меланхоличного, безвольного алкоголика Щербинина, который «купился» на богатство и знатность Дашковых. Муж, естественно, с первых же дней супружества пренебрёг уродливой женой, уехал за границу, а Екатерина Романовна считала своим долгом опекать непутёвую дочку. Но пришло время — Анастасия повзрослела и отомстила за собственную несостоятельность не в меру заботливой мамаше.

К великому стыду Дашковой, за дочерью президента двух Академий потянулся длинный шлейф скандальных историй. Анастасия завела знакомства с сомнительными личностями, промотала деньги, влезла в долги. Сумасбродства Анастасии довели её до того, что она попала под надзор полиции. Екатерине Романовне приходилось писать униженные прошения, поручаться за непутёвую дочь, освобождать её под залог. Собственное же влияние на Анастасию у матери давно кончилось, они уже перестали понимать друг друга, но самое прискорбное — непонимание перерастало в непримиримую ненависть. Для Дашковой отношения с детьми, которым она посвятила свою жизнь, ради которых пожертвовала она личной, женской судьбой, стали настоящим крахом всех её ценностей. Она была близка к самоубийству.

После смерти Екатерины II карьера Дашковой закончилась. Для Павла наша героиня была сподвижницей ненавистной матери, а значит, врагом нового самодержца. Как многих соратников царицы, Дашкову сослали в глухую деревеньку, где в полном одиночестве ей надлежало доживать последние годы. 1807 год принёс Екатерине Романовне ещё один страшный удар. Проболев несколько дней, в Москве скончался её сын. На похоронах Павла Михайловича разыгралась безобразная сцена между матерью и дочерью. Скандал был таким громким, что священнику даже пришлось приостановить отпевание в церкви. Дочь билась в истерике, пытаясь оттеснить мать от гроба. Суть конфликта оказалась до обидного прозаической. Анастасия опасалась, что наследство бывшего президента перейдёт к воспитаннице Дашковой — мисс Вильмонт, которая приехала из Англии, чтобы скрасить старость княгини.

Дашкова действительно хотела удочерить Мэри и оставить её навсегда возле себя. Но мисс Вильмонт, похоже, тоже тяготилась обществом навязчивой княгини. И однажды, чтобы избежать драматического прощания, Мэри ночью покинула дом своей опекунши. Вслед беглянке полетели душещипательные письма: «Что я скажу вам, моё любимое дитя, чтобы не огорчило вас? Я печальна, очень печальна, слезы текут из глаз моих, и я никак не могу привыкнуть к нашей разлуке…»

Менялись времена, монархи, нравы. Последней просьбой, обращённой к новому царю Александру, стала воля умирающей: дочери к гробу её не подпускать. В полном одиночестве, в бедности и запустении, брошенная всеми, среди крыс, ставших единственными собеседницами, закончила свою жизнь некогда известная всей Европе образованнейшая женщина своего времени.

Дашкова Екатерина Романовна — биография

Дашкова Екатерина Романовна (17 (28) марта 1743, по другим сведениям 1744, Санкт-Петербург — 4 (16) января 1810, Москва), урождённая Воронцова, в замужестве княгиня Дашкова. Подруга и сподвижница императрицы Екатерины II, участница государственного переворота 1762 года (после совершения переворота Екатерина II охладела к подруге и княгиня Дашкова не играла заметной роли в делах правления). Одна из заметных личностей Российского Просвещения. В её мемуарах содержатся ценные сведения о времени правления Петра III и о воцарении Екатерины II («Mon Histoire, Mémoires de la princesse Dachkoff» изданы на французском в Париже (1804—1805); «Мемуары княгини Дашковой», изданы в 1840 в Лондоне).

Родилась 17 марта 1743 г.; дочь графа Романа Илларионовича Воронцова. Воспитывалась в доме дяди, вице-канцлера Михаила Илларионовича Воронцова. «Превосходное», по понятиям того времени, воспитание ее ограничивалось обучением новым языкам, танцам и рисованию. Только благодаря охоте к чтению Дашкова сделалась одной из образованнейших женщин своего времени. Любимые писатели ее были Бейль, Монтескье, Буало и Вольтер. Поездки за границу и знакомство с знаменитыми писателями много способствовали ее дальнейшему развитию. С ранних лет ее занимали вопросы политики. Еще в детстве она рылась в дипломатических бумагах своего дяди и следила за ходом русской политики. Время интриг и быстрых государственных переворотов способствовало развитию в ней честолюбия и желания играть историческую роль.

Знакомство с великой княгиней Екатериной (1758) и личное к ней расположение сделало Дашкову преданнейшей ее сторонницей. Их связывали также и литературные интересы. Окончательное сближение с Екатериной произошло в конце 1761 г., по вступлении на престол Петра III. Задумав государственный переворот, Екатерина избрала главными союзниками своими Григория Григорьевича Орлова и княгиню Дашкову. Первый пропагандировал среди войск, вторая — среди сановников и аристократии. Благодаря Дашковой были привлечены на сторону императрицы граф Н.И. Панин, граф К.Г. Разумовский, И.И. Бецкий, Барятинский, А.И. Глебов, Г.Н. Теплов и другие. Когда переворот совершился, другие лица, против ожиданий Дашковой, заняли первенствующее место при дворе и в делах государственных; вместе с тем охладели и отношения императрицы к Дашковой. Некоторое время спустя после смерти своего мужа, бригадира князя Михаила Ивановича Дашкова (1764), Дашкова провела в подмосковной деревне, а в 1768 г. предприняла поездку по России. В декабре 1769 г. ей разрешено было заграничное путешествие.

В течение 3 лет она посетила Германию, Англию, Францию, Швейцарию, часто виделась и беседовала с Дидро и Вольтером. 1775 — 1782 годы она снова провела за границей, ради воспитания своего единственного сына, окончившего курс в Эдинбургском университете. В Англии Дашкова познакомилась с Робертсоном и Адамом Смитом. В это время отношения ее к императрице несколько улучшились, и ей было предложено место директора Петербургской Академии Наук и Художеств. По мысли Дашковой была открыта Российская Академия (21 октября 1783 г.), имевшая одной из главных целей усовершенствование русского языка; Дашкова была ее первым президентом.

Новое неудовольствие императрицы Дашкова навлекла на себя напечатанием в «Российском Феатре» (издававшемся при академии) трагедии Княжнина «Вадим» (1795). Трагедия эта была изъята из обращения. В том же 1795 г. Дашкова выехала из Петербурга и жила в Москве и подмосковной своей деревне. В 1796 г., тотчас по восшествии на престол, император Павел устранил Дашкову от всех ее должностей и приказал жить в новгородском ее имении.

Только при содействии императрицы Марии Феодоровны Дашковой разрешено было поселиться в Калужской губернии, а потом и в Москве.
В Москве, не принимая более участия в литературных и политических делах, Дашкова скончалась 4 января 1810 г.
Наибольшего внимания заслуживает не политическая роль Дашковой, продолжавшаяся весьма недолго, а деятельность ее в академии и в литературе. По назначении директором академии Дашкова произнесла речь, в которой выразила уверенность, что науки не будут составлять монополию академии, но «присвоены будучи всему отечеству и вкоренившись, процветать будут». С этой целью были организованы при Академии публичные лекции (ежегодно, в течение 4 летних месяцев), имевшие большой успех и привлекавшие много слушателей.

Дашкова увеличила число студентов-стипендиатов Академии с 17 до 50, воспитанников Академии Художеств — с 21 до 40. В продолжение 11 лет директорства Дашковой академическая гимназия проявляла свою деятельность не только на бумаге. Несколько молодых людей отправлены были для довершения образования в Геттинген. Учреждение так называемого «переводческого департамента» (взамен «собрания переводчиков» или «российского собрания») имело целью доставить русскому обществу возможность читать лучшие произведения иностранных литератур на родном языке. В это именно время появился целый ряд переводов, по преимуществу с классических языков.

По почину Дашковой был основан журнал «Собеседник любителей российского слова», выходивший в 1783 — 1784 годах (16 книжек) и носивший сатирическо-публицистический характер. В нем участвовали Державин, Херасков, Капнист, Фонвизин, Богданович, Княжнин. Здесь помещены были «Записки о русской истории» императрицы Екатерины, ее же «Были и небылицы», ее ответы на вопросы Фонвизина. Самой Дашковой принадлежит надпись в стихах к портрету Екатерины и сатирическое «Послание к слову: так».

Другое, более серьезное издание: «Новые ежемесячные сочинения» выходило с 1786 до 1796 г. При Дашковой начата новая серия мемуаров Академии, под заглавием «Nova acta acad. scientiarum petropolitanae» (с 1783 г.). По мысли Дашковой издавался при Академии сборник: «Российский Феатр». Главным научным предприятием Российской Академии было издание «Толкового словаря русского языка». В этом коллективном труде Дашковой принадлежит собирание слов на буквы «ч», «ш», «щ», дополнения ко многим другим буквам; она также много трудилась над объяснением слов (преимущественно обозначающих нравственные качества).

Сбережение академических сумм, умелое экономическое управление Академией — несомненная заслуга Дашковой. В 1801 г., по вступлении на престол императора Александра I, члены Российской Академии единогласно решили пригласить Дашкову снова занять председательское кресло в Академии, но Дашкова отказалась. Она писала стихи на русском и французском языках (большей частью в письмах к императрице Екатерине), перевела «Опыт о эпическом стихотворстве» Вольтера («Невинное упражнение», 1763, и отдельно, Санкт-Петербург, 1781), переводила с английского (в «Опытах трудов вольного российского собрания», 1774), произнесла несколько академических речей (написанных под сильным влиянием речей Ломоносова).

Некоторые ее статьи напечатаны в «Друге Просвещения» 1804 — 06 годов и в «Новых ежемесячных сочинениях». Ей принадлежат также комедия «Тоисиоков, или Человек бесхарактерный», написанные по желанию Екатерины для эрмитажного театра (1786), и драма «Свадьба Фабиана, или Алчность к богатству наказанная» (продолжение драмы Коцебу «Бедность и благородство души»). В Тоисиокове (человеке, желающем «и то и сио») видать Л.А. Нарышкина, с которым Дашкова вообще не ладила, а в противополагаемой ему по характеру героине Решимовой — автора комедии.

Важным историческим документом являются мемуары Дашковой, изданные сначала на английском языке госпожой Вильмот в 1840 г., с дополнениями и изменениями. Французский текст мемуаров, принадлежащий несомненно Дашковой, появился позднее («Mon histoire», в «Архиве князя Воронцова», книга XXI). Сообщая очень много ценных и интересных сведений о перевороте 1762 г., о собственной жизни за границей, придворных интригах и т. д., мемуары Дашковой не отличаются беспристрастием и объективностью. Восхваляя императрицу Екатерину, она почти не дает никаких фактических оснований такому восхвалению. Нередко сквозит в «Записках» как бы обвинение императрицы в неблагодарности. Далеко не оправдывается фактами подчеркиваемое бескорыстие самой Дашковой.

Дашкова скончалась 16 января 1810 года и была погребена в храме Живоначальной Троицы в селе Троицком в Калужской губернии. К концу XIX века следы надгробия были практически затеряны. 22 октября 1999 года по инициативе МГИ им. Е. Р. Дашковой надгробие было восстановлено и освящено архиепископом Калужским и Боровским Климентом. Установлено место, где она была погребена: «в трапезной части церкви „в левой стороне трапезной, против столба“, в её северо-восточном углу в склепе, расположенном под полом. Устройство усыпальницы представителей княжеских родов в храме соответствовало русской мемориальной традиции.

На стене трапезной между вторым и третьим окнами была помещена медная доска, на которой был текст эпитафии, составленный племянницей Дашковой Анной Исленьевой: „Здесь покоятся тленные останки княгини Екатерины Романовны Дашковой, урожденной графини Воронцовой, штатс-дамы, ордена св. Екатерины кавалера, императорской Академии наук директора, Российской Академии президента, разных иностранных Академий и всех российских ученых обществ члена. Родилась 1743 года марта 17, скончалась 1810 января 4. Сие надгробие поставлено в вечную ей память от приверженной к ней сердечной и благодарной племянницы Анны Малиновской, урожденной Исленьевой“. В настоящее время церковь восстановлена, на могиле сделана надгробная плита».

Дашкова Екатерина Романовна

(1743-1810) русский общественный деятель

Дашкова Екатерина Романовна вошла в историю как первая русская женщина, которой удалось занять ответственные научные посты. Она одновременно являлась директором Академии наук и президентом Российской Академии. Этот факт можно считать уникальным для русской истории, ибо до нее женщины не допускались к участию в государственных делах, за исключением коронованных особ: Екатерины I, Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины II. Кроме того, она вошла в историю русской культуры как талантливый переводчик и незаурядный писатель.

Екатерина Дашкова была дочерью графа Воронцова и крестницей императрицы Елизаветы. В возрасте двух лет она лишилась матери и была взята на воспитание в дом графа Михаила Илларионовича Воронцова, своего дяди. Она получила традиционное для XVIII века образование, где основное внимание уделялось изучению иностранных языков и танцам. Тем не менее одаренная девушка сумела найти путь к знаниям и благодаря усердию и обширной библиотеке Воронцовых, собранной в разных европейских странах, вошла в число образованнейших людей своего времени.

Уже в пятнадцать лет, знакомые прозвали ее ученой. Надо сказать, что Дашкова училась практически всю свою жизнь, расширяя сферы своих интересов. Она познакомилась с историей, хорошо разбиралась в экономике, получила начальные знания по географии, геологии, некоторым практическим дисциплинам, например химии.

По описанию современников, Екатерина Романовна Дашкова была некрасива, маленького роста, с приплюснутым носом и толстыми щеками. Поэтому она казалась старше своих лет. Но все эти внешние недостатки искупались острым умом и живым характером.

Осенью 1758 года, Екатерина Дашкова впервые встретилась с Екатериной, тогда еще великой княгиней. Они понравились друг другу и быстро подружились. Правда, вскоре они расстались, потому что менее чем через год Екатерина Воронцова вышла замуж за князя Дашкова и уехала с ним в Москву. Любопытно, что она практически не могла изъясняться со своей свекровью, поскольку одна знала французский, а другая — только русский язык. И Дашковой пришлось учиться родному языку.

Через два года она вместе с мужем возвратилась в Петербург. К этому времени, Екатерина Дашкова родила первенца — дочь Анастасию, а затем и второго ребенка — сына Павла. Он не отличался крепким здоровьем, и мать заботилась о нем практически всю его жизнь. По-видимому, именно этот ребенок был ей ближе других, поскольку известно, что дочь она быстро выдала замуж, а сведения о ее воспитании минимальны.

В Петербурге Екатерина Романовна Дашкова сразу же становится активной участницей заговора с целью низложения императора Петра III. Она привлекла к заговору своего мужа и его дядю — графа Панина, а также офицеров Измайловского полка. Вместе с Екатериной совершила переход в Петергоф во главе двадцатитысячного войска.

После восшествия на престол Екатерины II, Дашкова была назначена статс-дамой. Это была высшая придворная должность, которую могла занимать женщина. Но Екатерина так и не приблизила к себе Дашкову. Можно сказать, что у графини была типичная судьба фаворита. Видимо, холодность Екатерины была вызвана и связью Дашковой с Григорием Орловым, страстью к которому воспылала сама императрица.

В 1764 году Екатерина Дашкова овдовела и вскоре после этого уехала вместе с детьми за границу. Ее здоровье было сильно подорвано тяжелыми родами. Вначале она приехала в Берлин, где провела несколько недель, чтобы восстановить силы. По распоряжению прусского короля ее поселили в одном из дворцов. Несколько раз она встречалась с королем Пруссии Фридрихом II.

Из Германии Дашкова направилась в Англию, а затем во Францию. В Париже она познакомилась с великим французским философом Дени Дидро. Из Франции, Екатерина Дашкова совершила кратковременную поездку в Швейцарию для встречи с Вольтером.

Она подробно описывала свои путешествия, сохранилась и ее обширная переписка. Так Россия узнала о других странах не из рассказов паломников или купцов, а по впечатлениям светской дамы.

Вернувшись затем в Россию, она вновь встретилась с Екатериной, которая на этот раз отнеслась к бывшей приятельнице доброжелательно. Но Дашкова прожила в Петербурге недолго и, выдав замуж свою дочь, вновь отправилась за границу. На этот раз она хотела дать образование своему сыну. Поэтому она поехала в Англию, где и оставалась, пока ее сын учился в Эдинбургском университете.

Интересно, что из своих путешествий, Екатерина Романовна Дашкова привезла много любопытных находок. Собранные ею образцы геологических пород составили основу для будущего Минералогического музея в Петербурге.

По возвращении в Россию она была назначена сперва директором Академии наук, а затем стала первым президентом Российской Академии. Именно Дашковой принадлежит идея создания практически первого русского литературного журнала и первого толкового словаря русского языка. Следует помнить и о том, что при ней была учреждена и первая русская аспирантура.

Жизнь Екатерина Романовна Дашковой — яркий пример судьбы человека из светских кругов, получившего блестящее образование и не сумевшего реализовать свои способности в полной мере. Зависть, людское недоброжелательство не позволили этой женщине испытать в должной мере славу и первого президента российской Академии наук, и блестящего публициста, и просто незаурядного человека.

После смерти Екатерины II судьба оказалась еще более неблагосклонной к этой незаурядной женщине. Павел I лишил ее всех должностей и выслал в родовое имение. Но Екатерина Дашкова не смирилась и даже там продолжала работать. Она оставила интереснейшие воспоминания о своем времени. Правда, написала она их по-французски, с оказией передала в Англию, где спустя много десятилетий они были напечатаны Герценом.

В сознании же современников она осталась фаворитом одного монарха и ссыльной при другом. Лишь сегодня многие факты ее биографии постепенно проясняются, и ее имя наконец вошло в плеяду блестящих общественных и государственных деятелей России.