Глаза в индийском танце

В объятиях владыки танца

Стояло сорокаградусное индийское пекло. Мы, зрители, прихлебывая ледяное «пепси», обливались потом. А танцовщица, закончив двухчасовое выступление, полное резких, стремительных прыжков, подошла к нам свежая, как цветок лотоса. При том, что была густо, по — театральному накрашена, облачена в пышные традиционные одежды, а на сцене, где она выступала, горели масляные светильники.

— Неужели Вам не жарко? — спросила я у исполнительницы храмового танца, от изумления забыв сделать комплимент ее искусству. Впрочем, я мало что в нем тогда поняла. Каскад странных изогнутых поз, в которых она замирала подобно статуе, быстрые движения пальцев, складывающихся в сложные фигуры, непривычная игра глазами.

— Мысли о жаре отвлекли бы меня от мыслей о Шиве, — загадочно ответила девадаси — «служительница бога». — Но теперь я вижу, что танцевала плохо. Если б я танцевала так, как мой гуру, вам бы тоже не было жарко.

Лишь позже я узнала, что дар истинной девадаси сродни талантам йогов, способных жаром своего тела на несколько метров растопить вокруг себя снег и лед Гималаев. В основе того и другого — совершенная работа с психоэнергетикой. Но, пожалуй, классический танец, даже превосходит йогу. Задача приверженцев последней состоит в том, чтобы преобразить только самого себя. Задача исполнителя индийского ритуального танца — привести, став сосудом божественной энергии, к единению с высшими силами мироздания еще и зрителей. Неслучайно заключительный и одновременно кульминационный момент танцевального действа — это «мокша», освобождение от тягот бытия и слияние с божественным началом. Танцор выступает как великий экстрасенс, целитель недугов души и тела. Мощным излучением исходящей от него энергии объясняется этот удивительный факт, что немало зрителей, созерцающих храмовый танец, не только испытывают особое чувство умиротворения, но и освобождаются от болей, особенно психосоматического происхождения. Нечто подобное происходит при исполнении своих танцев шаманами. Считается, что ими овладевают духи. А в тело индийского танцора входит сам бог Шива Натараджа, Владыка танца.

Статуэтку четырехрукого Шивы в этом образе, наверное, видели почти все. В одной его руке — барабан, образ изначального звука, ритма, вибрации, из которой возник космос. Во второй руке — огонь, уничтожающий все отжившее. Жесты двух других рук показывают, что он защитит и спасет тех, кто ему поклоняется. Танцуя, Шива попирает ногами демона, олицетворяющего косность и инертность, не давая ему овладеть душами людей. Танец бога — символ космического движения и обновления. Когда он остановится, наступит конец света.

Шива — не только Владыка, он еще и Йогешвара — Божественный йог. Две ипостаси одного божества отражают фундаментальное единство двух форм медитации – статичной йоговской и динамичной, воплощенной в храмовом танце. Глубочайшая концентрация сознания исполнителя на смысле сменяющих друг друга жестов и поз приводит к полной отрешенности от тела. Оно начинает двигаться как бы само собой, без малейшего напряжения.

— Как и в йоге в танце тело обучают для того чтобы в конце концов полностью забыть о нем, — объясняет выдающаяся индийская танцовщица Падма Субраманьям. — Это средство, благодаря которому побеждается господство телесного начала в нашем сознании. «Я» исполнительницы, слившись с космическим танцем, которым движется Вселенная, освобождается от всего земного. Результат такого танца подобен тому, к чему стремятся йоги и жрецы, совершая жертвоприношение. Покой посреди движения – характерная черта основных фигур индийского танца называющихся «каранами». Тело исполнителя сохраняет жестко фиксированное положение при самых быстрых прыжках. Это требует чрезвычайно развитого чувства равновесия, способности к концентрации и умения управлять дыханием – пранаямы, также роднящего танец с йогой. В комбинации статики и динамики раскрываются принципы индусского мировидения: мужской начало – пассивное, созерцающее сознание, женское — активная, творящая мир энергия. Бывает так, что танцовщица надолго остается в одной позе — танцуют, проявляя удивительную гибкость и скорость, только ее пальцы и кисти. С помощью языка жестов именуемых «хастами» и «мудрами», ведется повествование. Например, скрепленные мизинцы обеих рук означают близость и дружбу, а соединенные указательные пальцы, наоборот, вражду. Наложенные одна на другую ладони с отставленными большими пальцами — мудра «матсья», то есть «рыба», одно из воплощений бога Вишну. Большие пальцы начали вращаться — рыба поплыла.

В древнеиндийских трактатах о танце приводился 28 положений одной руки и 24 положения двух рук вместе. «Хасты» и «мудры» по большей части многозначны, их смысл определяется контекстом. Так, положение «патака» (все пальцы сомкнуты, ладонь раскрыта) может символизировать ночь, свет, реку, коня, жару, открывание и закрывание двери, улицу, равенство, клятву, идеального правителя, волны океана, сон, восхваление. Выполнение хаст и мудр имеет немалый психофизический эффект, связанный с величиной проекции кисти на кору головного мозга. Он отлично известен педагогам и логопедам, использующим пальчиковые игры для развития у детей речи и сообразительности. Врачи видят в хастах и мудрах стимуляцию точек акупунктуры на пальцах, в результате чего голова становится чище и легче. А индусы полагают, что хасты и мудры активизируют «аджна-чакру» — «третий глаз».

Еще одно из основных положений ног — «ардхамандали», полуприсед с сильно разведенными коленями. Это поза спокойствия, разгружающая нервную систему. Ее можно представить как соединение двух треугольников, которые образуются при мысленном проведении горизонтальной линии между коленями. И вновь здесь символ мужского и женского начал: треугольник вершиной вниз обозначает женский принцип, вершиной вверх — мужской. В «ардхамандали» два эти полюса уравновешены, что дает психологическую и биоэнергетическую гармонию.

Сочетание треугольников сохраняется и в других положениях ног — например, на корточках, когда танцовщица сидит на носках с развернутыми в стороны коленями, а затем из этой позы поочередно или одновременно опускает их на пол.

Аналогичный принцип гармонизации мужского и женского — солнечной и лунной энергии лежит, как известно, и в основе работы с энергетическими каналами в хатха йоге. Само слово «хатха» состоит из сочетания двух слогов: «ха» означает солнце, «тха» — луну.

В общем, заложенные в классическом индийском танце возможности совершенствования духа и тела не многим уступают тем, которые присущи йоге. По сравнению с нею у танца есть и свои преимущества. Немало людей пытались практиковать асаны, но бросили это занятие из-за его нудности. Точно так же, как многие женщины не могли заставить себя делать физические упражнения до тех пор, пока не появились аэробика и шейпинг.

Падма Субраманьям не согласна, что классический индийский танец требует особой прирожденной гибкости и изнурительных ежедневных тренировок. По ее словам, «уровень совершенства в нритте (танец как таковой, без его сюжетной стороны — А.Т.) напрямую зависит от степени осознания исполнителем своей духовной сущности, что не имеет никакого отношения к физическим данным или даже мастерству». В один прекрасный день наступает момент, когда танец сам начинает таинственным образом вести человека, который искренне жаждет ему обучиться. Танец как бы превращается в невидимого гуру-наставника, который подсказывает и помогает телу принимать определенные позы.

Глаза в индийском танце

Древние индийские трактаты донесли до нас также эстетико-теоретические основы и принципы танцевального искусства, законы образования художественной формы. Все лексическое многообразие индийской хореографии отражено здесь предстает перед нами как стройная, оригинальная художественно-образная система.

Алфавитом танца трактаты провозглашают 108 поз Шивы, названных каранами. Из каран индийский танцовщик складывает своеобразные комбинации, некую основу танцевальной композиции, — они называются ангахарами. Помимо этого танцовщику досконально следует знать мудра — разнообразные позиции пальцев, и хаста — жесты рук, а также многочисленные канонические движения глаз, шеи, головы и других частей тела.

При помощи мудра исполнитель способен изобразить не только различные предметы, но и любое действие, эмоции и абстрактные понятия. Этот своеобразный «язык жестов» имеет в своем «словаре» более 500 символов-понятий. В зависимости от чередований и комбинаций их, выполненных одной или двумя руками, и от положения самих рук по о тношению к телу танцовщик может передать любое содержание.

Вместо звучащих со сцены слов индийские зрители воспринимают в этом случае сменяющиеся пластические комбинации, высоким искусством танцовщика превращенные в целые фразы, реплики, монологи и диалоги. Иными словами, индийский танцовщик благодаря мудра обладает уникальной возможностью с большой точностью воспроизводить литературный текст драматургического произведения.

В Индии сама собой разумеется способность каждого индийца с детства понимать специфический язык танцовщиков. Индийцы в повседневной жизни часто пользуются ими и получают сведения о мудра в своей семье из поколения в поколение.

В сфере пластической художественной образности широкое распространение получила религиозная символика, аллегорические ассоциации, выражающие метафизические понятия и идеи, но за всем этим просматриваются также и реальные образы индийского быта, природы, человеческого чувства.

Художественно-выразительные средства индийского танца, при помощи которых создается пластический образ, не ограничиваются каранами и мудра. Пластический рисунок приобретает завершенность при помощи абхинайя — искусства драматического артиста, которое, как бы вытекая из двух первых компонентов и сливаясь с ними, призвано вдохнуть жизнь в сценический образ, наполнить его ярким эмоциональным содержанием. Искусство абхинайя позволяет передавать различные эмоциональные состояния движениями головы, глаз, бровей, шеи. Трактаты фиксируют 24 движения головы:

сама — голова неподвижна (гнев, безразличие);
адхомуака — голова наклонена вперед (удовольствие, радость);
алокита — движение головой по кругу (опьянение, колебания);
паравритта — голова наклонена в сторону (влюбленность);
тирлонната — движение головой вверх, затем вниз (чувство одиночества) и т.д.

26 движений глаз:

шрингара — брови подняты, зрачки передвигаются от одного угла глаза к другому (любовь);
вира — сияющий, устремленный вперед взгляд (героизм);
шанта — медленно двигающиеся зрачки (самоуглубление, покой) и т.д.

6 положений бровей:

патита — брови нахмурены (гнев, недоверие, отвращение);
ресита — брови кокетливо приподняты (любопытство);
кунсита — одна из бровей изогнута (удовольствие, счастье или тоска) и т.д.

сундари — движение по горизонтали (экзальтация);
параваритта — движение справа налево (любовь, нажность, поцелуй);
пракамрита — шея отклоняется назад, затем наклоняется вперед (беседа, объяснение) и т.д.

Движения глаз, бровей, головы и шеи танцовщика, сливаясь воедино с другими компонентами танца, подчинены общей задаче — максимально выразительному и эмоционально насыщенному показу событий, совершающихся по ходу действия. Эмоции уложены в четкие жесты и движения, соразмерные мелодикоритмическому построению музыкального образа. Техническая сверхсложность танца предполагает безукоризненную филигранную отточенность каждого движения.

Благодаря двум художественным эквивалентам — музыкальному и пластическому, синхронно выражающим одни и те же эмоции, становится возможным их слияние, создающее впечатляющий художественный образ.

Глаза в индийском танце

В разделе: Магия | и в подразделах: индия. | Автор-компилятор статьи: Лев Александрович Дебаркадер

Продолжаем раздел «Магия» и подраздел «Индия» статьёй Магия индийского танца. И поговорим об этом древнейшем в мире танцевальном искусстве, насчитывающем тысячи и тысячи лет — и как минимум поэтому несущем древнюю магию.

Магия индийского танца может пониматься двояко. С одной стороны индийский танец может рассматриваться как своеобразное заклинание, молитва — только не словами голоса, а словами тела. С другой стороны, индийский танец — это магия без всяких мистических элементов — сам по себе, как художественное произведение.

Интересно, что на сегодня существует очень много школ и стилей индийского танца — примерно столько же, а, может, и больше, как и стилей и школ боевых искусств. Существует два вида классического индийского танца: сольный танец, в одном из семи главных танцевальных стилей бхараг-натьям, катхак, манипури, катхакали, кучипуди, одисси и мохини-аттам, — и танцевальная драма. В современном танцевальном искусстве Индии оба вида часто смешиваются. Катхакали, кучипуди, бхарат-натъям и мани-пури могут быть танцевальными драмами, групповыми танцами. Уже в «Натьяшастре», прославленном трактате, написанном между II и IV вв. н. э., содержится упоминание о двух типах танца:

  • экахарья — сольном танце, и
  • анекахарья — групповом танце.

Формы танца можно разделить на две основные категории: нритта «чистый» танец, танец как таковой, и нритья танец, передающий некую идею. Третьей разновидностью танцевального искусства, следуя этой классификации, является натья, театральное представление.

Индийский танец может относиться к северному направлению, может относиться к южному. Может быть характерным для одной провинции, или для отдельного штата. Тем не менее, можно выделить множество общих особенностей, которые собирают все школы и стили в одну большую группу индийских танцев. И эти же особенности делают индийские танцы уникальными по сравнению с любыми другими.

Так, индийский танец — это речь тела, состоящая из букв. Буквы-положения тела могут быть собраны в своеобразный алфавит. Алфавитом танца трактаты провозглашают 108 поз Шивы, названных каранами. Из каран индийский танцовщик складывает своеобразные комбинации, некую основу танцевальной композиции, — они называются ангахарами. Помимо этого танцовщику досконально следует знать мудры — разнообразные позиции пальцев, и хаста — жесты рук, а также многочисленные канонические движения глаз, шеи, головы и других частей тела.

При помощи мудра исполнитель способен изобразить не только различные предметы, но и любое действие, эмоции и абстрактные понятия. Этот своеобразный «язык жестов» имеет в своем «словаре» более 500 символов-понятий. В зависимости от чередований и комбинаций их, выполненных одной или двумя руками, и от положения самих рук по отношению к телу танцовщик может передать любое содержание.

Вместо звучащих со сцены слов индийские зрители воспринимают в этом случае сменяющиеся пластические комбинации, высоким искусством танцовщика превращенные в целые фразы, реплики, монологи и диалоги. Иными словами, индийский танцовщик благодаря мудра, обладает уникальной возможностью с большой точностью воспроизводить литературный текст драматургического произведения.

Интересно, что в начале века в Европе был создан вид танцевального искусства, ещё более тесно связанный с речью — эвритмия, где отдельные положения тела соответствуют буквам того или иного языка, музыкальным нотам. Соответственно, хорошо подготовленный эвритмист может разговаривать и петь с помощью своего тела в буквальном смысле этого слова. Однако, речь идёт про индийские танцы, так что не будем отвлекаться. Тем более что эвритмию мы сможем затронуть более глубоко в дальнейших статьях.

Итак, вследствие огромного символического обЪёма информации, передаваемой с помощью пластики, в Индии сама собой разумеется способность каждого индийца с детства понимать специфический язык танцовщиков. Индийцы в повседневной жизни часто пользуются ими и получают сведения о мудра в своей семье из поколения в поколение.

В сфере пластической художественной образности широкое распространение получила религиозная символика, аллегорические ассоциации, выражающие метафизические понятия и идеи (вот, она, магия!), но за всем этим просматриваются также и реальные образы индийского быта, природы, человеческого чувства.

Художественно-выразительные средства индийского танца, при помощи которых создается пластический образ, не ограничиваются каранами и мудра. Пластический рисунок приобретает завершенность при помощи абхинайя — искусства драматического артиста, которое, как бы вытекая из двух первых компонентов и сливаясь с ними, призвано вдохнуть жизнь в сценический образ, наполнить его ярким эмоциональным содержанием. Искусство абхинайя позволяет передавать различные эмоциональные состояния движениями головы, глаз, бровей, шеи. Древние ведические трактаты фиксируют:

  1. 24 движения головы:
    • сама — голова неподвижна (гнев, безразличие);
    • адхомуака — голова наклонена вперед (удовольствие, радость);
    • алокита — движение головой по кругу (опьянение, колебания);
    • паравритта — голова наклонена в сторону (влюбленность);
    • тирлонната — движение головой вверх, затем вниз (чувство одиночества) и т.д.
  2. 26 движений глаз:
    • шрингара — брови подняты, зрачки передвигаются от одного угла глаза к другому (любовь);
    • вира — сияющий, устремленный вперед взгляд (героизм);
    • шанта — медленно двигающиеся зрачки (самоуглубление, покой) и т.д.
  3. 6 положений бровей:
    • патита — брови нахмурены (гнев, недоверие, отвращение);
    • ресита — брови кокетливо приподняты (любопытство);
    • кунсита — одна из бровей изогнута (удовольствие, счастье или тоска) и т.д.
  4. движения шеи:
    • сундари — движение по горизонтали (экзальтация);
    • параваритта — движение справа налево (любовь, нажность, поцелуй);
    • пракамрита — шея отклоняется назад, затем наклоняется вперед (беседа, объяснение) и т.д.

Движения глаз, бровей, головы и шеи танцовщика, сливаясь воедино с другими компонентами танца, подчинены общей задаче — максимально выразительному и эмоционально насыщенному показу событий, совершающихся по ходу действия. Эмоции уложены в четкие жесты и движения, соразмерные мелодикоритмическому построению музыкального образа. Техническая сверхсложность танца предполагает безукоризненную филигранную отточенность каждого движения.

Кстати, для европейцев есть особенность: чтобы зрителю было ясно значение основных элементов индийского танца, в программе нередко приводится текст песни, или сама танцовщица излагает ее суть жестами рук, или же текст прочитывает ведущий.

При сольном исполнении танцовщица может танцевать несколько ролей: вот она выступает в облике неверного возлюбленного, который скло няется перед любимой, молит о прощении, касаясь ее ног, и клянется отныне быть верным навеки; а вот вновь становится оскорбленной женщиной, укоряет возлюбленного, «говорит», как устала от его лжи, и так далее.

Все эти жизненные ситуации изображены столь ярко, что зритель наслаждается зрелищем театрализованного действия, принимая условности его языка. Эта радость зрительской сопричастности и сопереживания называется «раса«, что можно вольно передать как эстетическое наслаждение, хотя во всей полноте значений термин перевести нелегко. Вероятно, похожее слово, которое использовал Аристотель по отношению к театру, трагедии — это катарсис.

Тонко чувствующий зритель прекрасно видит, когда в танец вкладывается вся страсть души, а когда ему предлагают формальное, холодное исполнение, и потому может судить о том, рождается ли в данном исполнении «раса» или нет. Это главный критерий в классическом индийском танце. Великие артисты умеют буквально завораживать зрителей, создавая «расу», заставляя их сопереживать своим выразительным движениям.

Классический индийский танец .: Индусы Песни и танцы :.

В индийском классическом танце 9-ть основных настроений «Навараса», такие как:

1. Рудра – гнев
2. Бхаянака – страх
3. Шрингара – любовь
4. Вира – героизм
5. Хасья – радость
6. Каруна – печаль
7. Адбхута – удивление
8. Бибхатса – отвращение
9. Шанта – покой

Для того чтобы изобразить определенное чувство задействуются не только глаза, но и брови, губы, нос, щеки, подбородок и уши. Это прекрасная зарядка для мышц лица.

Также классические индийские танцы славятся своими разнообразными, виртуозными ритмами. Как из нити невидимых звуков Гхунгру (бубенчики на ногах) плетется изысканный, разноцветный ковер разнообразных ритмов.

Индийский классический танец прекрасно развивает чувство ритма. В Бхаратанатьям используются 5-ть разнообразных по звучанию вариаций:

1. Тишрам=3 (та ки та)
2. Чатушрам=4 (та ка дхи ми)
3. Кхандам=5 (та ка, та ки та)
4. Мишрам=7 (та ки та, та ка дхи ми)
5. Санкирнам=9 (та ка дхи ми, та ка, та ки та)

Ритмы перекликаются друг с другом, что дает возможность исполнителям извлекать прекрасные, приятные на слух музыкальные рисунки.

Каждый классический танец можно просчитать: 1,2,3,4,5 и т.д. Нужно только хорошо разбираться в ритме (Лая) и скоростях (Кала). Существуют даже некоторые исполнители с нарушенным слуховым аппаратом, практически глухие люди, но разбираясь хорошо в ритме и скорости они успешно выступают.

Также Бхаратанатьям может скрыть, а порой и вылечить от хромоты. Так как основная позиция танца «Араманди», т.е. плие с развернутыми по сторонам коленями и такой же позицией ступней «Аята», то хромота на сцене не заметна. Камал Хасан – звезда индийского кино и исполнитель классических индийских танцев, говорят, был хромой. Но занятия Бхаратанатьям исцелили его недуг. Волшебная сила танца.

Индийский классический танец – это огромный физический труд. Для того чтобы добиться четкого исполнения одного только движения, требуются месяцы упорных тренировок. Семь потов сходит, пока добьешься, определенных результатов. Но с этим потом из нашего организма выходят шлаки. Прочищаются каналы кожного покрова, тело дышит, кожа становится упругой, омолаживается. И конечно же при такой физической нагрузке хорошо тренируется сердечная мышца. Какой бы изнурительной не была бы репетиция, танцоры после нее чувствуют себя бодро, легко, удовлетворенно. И конечно же снижение веса и восстановление своей утраченной талии для желающих привести свою фигуру в порядок.

Индийский классический танец прекрасно развивает координацию движения, так как танец очень геометричен. В наше время все больше и больше встречаются люди с нарушенной координацией. А причина в том, что люди ведут пассивный образ жизни. Мало двигаются. Порой человек на вид кажется активным, физически подготовленным, но стоит его попросить сделать какое-нибудь танцевальное движение и факт на лицо: отсутствие координации. И в этом случае индийский классический танец приходит на помощь. Но на исцеление придется потратить некоторое время. И в первую очередь в своем выздоровлении должен быть заинтересован сам ученик.

Индийский классический танец улучшает состояние здоровья, т.к. во время выступлений и репетиций, танцор на протяжении нескольких часов беспрерывно и ритмично ударяет стопами ног по полу. А как известно на подошвах ног находятся энергетические точки, которые определенным образом связаны с внутренними органами. Так, что за время репетиций и выступлений происходит естественный массаж внутренних органов, что безусловно благоприятно улучшает состояние здоровья. Также массируются энергетические точки на пальцах рук. Существуют 28 разнообразных положений для одной руки (Асанюта хаста нам) и 24 позиции для двух рук (Санюта хаста нам). В южно-индийском классическом танце Катхакали (штат Керала), позиций рук гораздо больше.

Из-за того, что в классическом индийском танце мышцы ног находятся в напряженном состоянии (позиция Араманди) в течение нескольких часов, то это способствует выделению пота, а это значит, что для танцоров классических индийских танцев проблема целюлита не актуальна. А тем, кто хочет избавиться от него, займитесь Бхаратанатьям.

Цицирон когда-то сказал: «Не один здравомыслящий человек, никогда не станет танцевать». Очень странно, что так сказал Цицирон (хотя возможно он не имел в виду классические индийские танцы). А ведь на самом деле классические индийские танцы равномерно развивают оба мозговых полушария. Как известно правое полушарие отвечает за творчество, а левое за физиологию. И именно в классических индийских танцах эти два понятия соединяются вместе в аспекте Нритья, т.е. соединение технического танца (Нритта) с пантомимой (Абхиная). Так же во время выступлений и репетиций за счет дыхания происходит обильное обогащение крови кислородом и вывод из организма двуокись углерода, что улучшает работу мозга.

Моя Гуру, известная индийская танцовщица современности Лила Самсон, говорила мне, что при абсолютном исполнении Бхаратанатьям открываются энергетические чакры и исполнитель может впасть в транс-медитацию. Бхаратанатьям называют танцующей йогой «Нритьяйога». Помимо духовности и энергетики этого стиля встречаются много элементов из Хатхи йоги. Так как индийский классический танец состоит из множества прекрасных статичных поз (как в йоге), то очень хорошо развиваются мышцы тела. Они становятся упругими и эластичными. Развиваются межреберные мышцы, что способствует укреплению корпуса. Все что можно сказать о Хатхе йоге вполне подходит и для Бхаратанатьям.

Классический индийский танец так же укрепляет нервную систему, что помогает бороться организму со стрессами.

Классический индийский танец помогает будущим роженицам, т.к. основная позиция во многих танцевальных стилях «Араманди». Эта позиция способствует укреплению мышц живота, выворотности бедер, укреплению позвоночника. Во многихиндийских храмах, по всей стране, встречаются разнообразные барельефы с изображениями рожениц в позиции «Араманди» над огнем. Индийские женщины раньше рожали в вертикальном положении. И в наше время, в медицине практикуются вертикальные роды. Так же танец помогает восстановить фигуру после родов.

Хотите бросить курить? Займитесь классическими индийскими танцами. Огромная физическая нагрузка на легкие быстро отучит вас от этой пагубной привычки. Поставьте для себя цель: во чтобы-то не стало выучить танцевальную композицию Варнам. А Варнам длиться от 30 до 40 минут без остановок. А вся программа длиться около 2-х часов. С курением уходит выносливость из тела человека. Человек слабеет. Так что займитесь лучше танцами. И от сигареты избавитесь и здоровья прибавите.

Бодрость духа, хорошая физическая форма у танцоров индийских танцев сохраняется на протяжении многих лет. Европейские танцоры заканчивают свою концертную деятельность примерно в 45 лет. А вот индийские танцоры с 30 лет, только начинают свою творческую карьеру. До этого они учатся, набираются жизненного опыта, выступают, оттачивая свое мастерство, расширяют круг поклонников своего таланта. Расцвет творческой деятельности для профессионального индийского танцора начинается после 30 лет, т.е. уже полностью сформировавшийся личностью. Юные танцоры хороши своей молодостью, но ни одна шестнадцатилетняя танцовщица не сможет передать чувство горести в ожидании Радхой Кришны или радость их счастливой встречи, т.к. может передать зрителю эти чувства зрелая танцовщица. Конечно же, после 60 лет уже трудно танцевать технические танцы, но зато танцы с Абхинаей просто завораживают. Индийский классический танец – искусство без возраста. Нет сил танцевать технику – танцуй пантомиму. Многим мэтрам индийского классического танца далеко за 70, а то и за 80 лет. Но они до сих пор радуют нас, зрителей, своим прекрасным искусством танца и перевоплощения.

Назову лишь несколько имен, танцоров различных классических направлений танца, старшего поколения:

БХАРАТАНАТЬЯМ: – Ямина Кришнамурти, Нирмала Рамачандран, С.П.Чандрашекхар, Канака Шринивасан…
КУЧИПУДИ: – В.П.Сатьям, В.С.Шарма, Кала Кришна…
МОХИНИАТТАМ: – Канак Реле, Гита…
КАТХАКАЛИ: – Бала Гопал, Р.К.Наир, Джанардан…
ОДИССИ: – Келачуран, Махапатра, М. Раут, Рамани Раджан Джена…
МАНИПУРИ: – Синхаджит Сингх, Чару Сидха…
КАТХАК: – Бирджу Махарадж, Ситара Деви, Ума Шарма…

Этим и многим другим мастерам старшего поколения индийских танцоров мы обязаны тем, что танцевальное искусство Индии развивалось и сохранилось до наших дней, в его чистой неповторимой классической форме.

И один из немаловажных моментов классического индийского танца – это продление молодости. Индийские танцоры говорят: «Пока есть гибкость в пальцах есть молодость.»

Конечно же танец это не панацея от всех болезней, мы не совершенны. Но в нем есть искра божья:

«Где взгляд, там жест,
Где жест, там чувство,
Где чувство, радость и любовь.
Все это тайна жизни бесконечной,
А танец вечен как любовь…»

Понравилась статья? Расскажи о ней друзьям на своей страничке.
Выберите социальную сеть: