Музыка из фильма сестры танец живота

ткуда такое засилье египетского стиля и музыки в восточном танце?

Автор: Шира (сайт www.shira.net, статья Why the Fuss Over Egyptian Style)
Перевод: Мария Крижановская, «Жасмин»

Фольклорный танец, который развился в то, что сегодня мы называем танцем живота или восточным танцем, был частью народной культуры многих народов Северной Африки, Среднего Востока и даже Ирана в течение многих веков. Исследование, проведенное Морокко, показывает, что устная традиция относит начало этого танца в далекую древность, где он использовался как ритуал и гимнастика, связанные с деторождением.

Несмотря на такое широкое распространиение фольклорной основы, сценическое исполнение беллиданса в основном связано с египетской музыкой, аксессуарами и костюмами. Даже современные персы называют этот танец «арабским». В Турции большинство исполнительниц танцуют под арабскую, а не турецкую музыку, и пользуются типичными египетскими аксессуарами — тростью и канделябром. В Северной Америке и Европе основная часть танцовщиц также ориентирована на Египет. Если вы не так давно погрузились в мир этого танца, вы, возможно, удивляетесь, почему египетская музыка и танцевальный стиль доминируют на мировой восточной сцене. Постараемся немного прояснить ситуацию.

Из фольклора в ночные клубы

До 19-го столетия, восточный танец исполнялся, как правило, в семейном кругу и на семейных праздниках. Свадьбы, обрезания, бармицвы (да-да, в иудейских семьях его тоже танцевали!) и другие подобные события не обходились без этого танца (как в русских семьях до сих пор любая пьянка-гулянка заканчивается народными песнями :)) — М.К.) . Иногда нанималась профессиональная танцовщица. Поскольку это были в основном семейные празднества, чужакам и чужестранцам редко доводилось видеть этот танец.

В 1880-х годах, европейцы начали (в очередной раз, между прочим — М.К.) проникаться очарованием Востока. Такие писатели, как Гюстав Флобер и такие художники, как Жан-Леон Жером путешествовали на Средний Восток и в Северную Африку за вдохновением. Туристы посещали этот регион, чтобы поглазеть на экзотические ландшафты и людей. Колониальные армии Англии и Франции оккупировали несколько стран региона.

Среди европейских охотников до экзотики быстро распространился слух о том, что восточный танец — это зрелище, которое нельзя пропустить. Восхищались ли туристы этим танцем или презирали его, но нечто настолько отличающееся от родной европейской культуры не могло не обладать завораживающей притягательной силой для них. И если раньше восточные женщины танцевали только для семейных праздников, с этих пор они нашли в иностранцах новую публику для себя и новый рынок для показа своих талантов.

В Каире, столице Египта, первые ночные клубы, предложившие этот танец как вид развлечения для широкой публики, появились в 1920-х годах. Аналогичные заведения немедленно проклюнулись в Бейруте. Рабочие места для музыкантов и танцовщиц процветали благодаря спросу со стороны иностранцев.

В это время Турция была поглощена своей культурной революцией, пришедшей со свержением последнего оттоманского султана после первой мировой войны. Турция была занята мучительным перевоплощением из монархического в демократическое, из религиозного в светское общество. Под предводительством Ататюрка Турция была отвращена от своей исторически восточной культуры и стала смотреть на запад за политическим и культурным руководством. Новое правительство запретило мужчинам носить традиционную феску, а женщинам — покрывать лицо. Суфийская секта Мевлеви (вращающиеся дервиши традиции Руми) была запрещена. В свете этих социальных и культурных изменений развитие восточного танца и музыки в Турции было практически невозможно.

Из ночных клубов в кино и музыку

Когда голливудское кино и американская музыка начали свое бурное развитие в начале 20-го века, аналогичная индустрия развлечений появилась в арабском мире. Как Нью-Йорк и Голливуд были центрами индустрии развлечений США, так Каир и Бейрут стали столицами музыки и кино в арабо-говорящей части планеты.

Примерно с 1940-х годов, египетские кинокомпании начали производить мюзиклы на арабском языке. Фарид аль Атраш стал одной из первых звезд того времени. Разносторонне одаренный человек, Фарид покорял женские сердца как герой-любовник в кино, сочинял музыку, которая немедленно становилась популярной в арабском мире и играл на уде (уд — арабская лютня. — М.К.) с виртуозным мастерством. Другой композитор, который достиг большой славы в этот период — это Мохаммед Абдель Вахаб.

Как и в американских мюзиклах, в арабских обязательно присутствовали танцевальные номера. Эпизоды с восточными танцами в этих фильмах скоро сделали несколько имен исполнительниц всемирно известными: Тахия Кариока, Самия Гамаль и некоторые другие. Даже сегодня эти звезды раннего египетского кино остаются в памяти и сердцах как важная часть арабской культуры.

Параллельно в Ливане развивалась собственная танцевальная сцена под предводительство Надии Гамаль. Забавно, что под очарованием гаремных сцен в голливудских фильмах, египетская киноиндустрия начала наряжать своих исполнителей в костюмы, аналогичные голливудским. Скоро египетский танцевальный процесс начал устанавливать на Среднем Востоке новый стандарт отношения в восточному танцу: теперь он стал больше профессиональным сценическим искусством, чем народным танцем. И хотя как народный этот танец существовал в культурах стран Среднего Востока на протяжении столетий, ни в Турции, ни в Иране, ни в Северной Африке он не прошел аналогичного египетскому пути развития. Вот почему даже многие люди Среднего Востока называют сегодня этот танец «арабским».

1960-1980-е годы

Богатый вклад Ливана в арабскую культуру был трагически прерван гражданской войной. Трудно процветать индустрии развлечений, когда у людей главная задача — выживать и хоть как-то перебиваться с хлеба на воду в темном облаке войны.

В результате, более благополучный Египет стал монопольным центром продолжающегося развития арабских сценических искусств. Несколько ярких звезд зажглось на танцевальной сцене в этот период: Сухер Заки, Нагва Фуад, Люси, Надия Хамди, Фифи Абдо и другие. Эти танцовщицы очень и очень неплохо зарабатывали и стали богатыми людьми по стандартам своей культуры. Они могли себе позволить содержать композиторов, которые писали музыку лично для них, и оркестры из 40 музыкантов, которые эту музыку исполняли. Это было золотое время в Египте для туриста, желающего увидеть танцевальное представление мирового класса.

Клубы, в которых выступали исполнительницы такого уровня, были пятизвездными ночными клубами. Они серьезно поддерживались богатыми арабами из близлежащих стран, например, из Саудовской Аравии. Египетская индурстрия развлечений раскручивала этих танцовщиц, а средства массовой информации делали их знаменитыми во всем арабском мире.

В конце 1970-х годов, когда международные перелеты стали более доступными, все большее число исполнителей восточного танца из Европы, Северной Америки и Австралии стали совершать паломничества в Египет, чтобы видеть эти представления. «Танцевальные туристы» были очарованы высококлассными представлениями и славой, которую танцовщицы имели в своих странах и немедленно размечались о том, чтобы достичь чего-то подобного у себя на родине. И вскоре чемоданы, полные светлых надежд, музыки, костюмов и аксессуаров, приобретенных «ТАМ», потянулись на запад.

В это время турецкая танцевальная сцена была более чем далека от египетского гламура. Она работала на вкусы публики убогого кабацкого уровня. Танцовщицам платили очень скудно, и выступали они в основном в самых ужасных притонах. Нетрудно понять, что они не показывали в танце ничего такого, чему хотели бы подражать вдохновенные туристки из западных стран.

Итак, египетское влияние в восточном танце хорошо закрепилось во всем мире. Египет был лучшим местом на Среднем Востоке, где можно было увидеть блестящие представления восточного танца в высококлассных ночных клубах, и лучшие костюмы покупались, конечно, тоже здесь. Египет был единственной страной на Среднем Востоке, где исполнительницы становились знаменитыми и богатыми.

Танцевальная сцена сегодня

К сожалению, можно сказать, что танцевальная сцена в Египте пошла на спад после 1990-х годов. Одна из причин в том, что стало меньше поддержки со стороны арабов стран Персидского Залива, которые раньше спонсировали пятизвездные ночные клубы Каира. Это было старое поколение, которому нравилось посещать эти клубы и смотреть танцевальные представления. Сегодняшнее молодое поколение предпочитает другие развлечения и обращается за ними в другие места. В результате несколько знаменитых клубов были недавно закрыты.

Другое серьезное обстоятельство заключается в том, что мусульманские экстремисты выбрали Египет страной для распространения своего консервативного влияния. Например, они предлагают семьям плату за то, чтобы их женщины ходили в традиционной мусульманской одежде вместо западных шмоток. Они также начали применять насилие к людям, поведение которых не вписывается в их жесткую интерпретацию ислама.

Экстремисты особенно нацелены против публичных выступлений танцовщиц, так как законы ислама требуют, чтобы женщина скрывала свою красоту ото всех, кроме своего мужа. Они распространяли угрозы о том, что любое мероприятие, где женщина будет исполнять танец живота в присутствии посторонних мужчин, будет насильственно прервано. В результате, многие люди отказались от приглашения женщин-танцовщиц на свадьбы и другие праздники, потому что никто не хочет неприятностей. Когда я была в Египте в 1999 году, я была приглашена на две свадьбы, и ни на одной из них не было традиционной танцовщицы. Вместо этого, на обеих свадьбах выступали группы танцующих юношей.

Сегодня знаменитые египетские танцовщицы Фифи Абдо и Дина окружают себя телохранителями. Другие, например, Нагва Фуад и Сухер Заки, «ушли на пенсию» в конце 1980-го, потому что бороться было уже слишком трудно (странно, разве не по возрасту они ушли? Они ведь уже старенькие. — М.К.)

Танцовщицы, которые раньше жили на доход от представлений на свадьбах и в более демократичных клубах, теперь едва сводят концы с концами. Многие египтянки вообще оставили танцы. Среди выступающих на сцене в основном остались иностранки из России (это Федяева, хехе — М.К.), Аргентины и других далеких мест.

В этом процессе есть и хорошие стороны: с ослаблением танцевального процесса в Египте, восточный танец начал расти в других странах. Теперь, когда покончено с гражданской войной в Ливане, Бейрут начинает восстанавливать свое культурное наследство. В Турции некоторые очень хорошие исполнительницы начинают появляться в более приличных, чем раньше, клубах, посещаемых туристами. (статья написана до странного указа о запрете танца в Турции — М.К.) Интересно, что большинство девушек, которых я видела в Турции в 2000 году, танцевали под арабскую музыку и с арабскими аксессуарами. Костюмы на мой американский вкус у них были достаточно симпатичные. И хотя я полагаю, что в Турции все еще немало клубов того гнусного уровня, которых практиковался раньше, теперь там немало возможностей увидеть хорошие, качественные представления.

Всё о восточных танцах

An American Odessey. A History of Modern US Bellydance», Helen Waldie.

Ранние Дни, Золотые Годы

Танец живота, вероятно, существовал в США еще со времен иммиграции. Действительно, мы обнаружили свидетельства публичных выступлений по крайней мере во время Филадельфийского Столетия в 1876, так же как и на Колумбийской Выставке 1893 года (где не профессиональная танцовщица по прозвищу Маленький Египет была зарегистрирована как дающая выступления). Однако, несмотря на несколько повышенный интерес, вызванный выступлениями Ориенталистов, такими как Ruth St Dennis и La Meri, в первой половине 20-ого столетия танец был в значительной степени ограничен теми этническими группами, к которым он относился.

Маленький Египет

В те времена в крупных городах США были сосредоточены большие группы выходцев из Греции и Турции, и, естественно, в их кафе и клубах среди привилегированных развлечений были представлены их национальные песни и восточные танцы. Marliza Pons, руководитель танцовщиц Лас Вегаса с середины 60-х до конца 90-х, описала становление ее первых шагов с юной девушки, выступавшей в таком заведении в Чикаго в 1948 году.

Хотя некоторые из них были из местного сообщества, была также давняя традиция найма певцов и танцовщиц непосредственно из Турции. Певцы становились звездами и лучше оплачивались. Такова была иерархия, поэтому они часто пытались скрывать свое умение танцевать, чтобы избежать «позора» быть только танцовщицей.

Возможно, что танец живота так и остался бы ограничен такими клубами, в значительной степени неизвестным за пределами его культуры возникновения. Однако фортуна изменилась, когда 4-ого ноября 1954 открылся бродвейский показ «Фанни». Там была представлена турецкая танцовщица, Necla Atesh, (другое правописание включают Nejla Ates или Najila Attash), которая была нанята для клубов из Турции где-то между 1948 и 1952, и египетский поп-певец Mohammed El Bakkar. Представление, имевшее мгновенный блестящий успех с его восточной музыкой и танцами, было сенсацией. Скоро господствующие клубы начали показывать это «новое» развлечение.

Эта мода начала распространяться более широко, особенно с ветеранами Второй Мировой Войны от африканских кампаний N, которые были счастливы вновь пережить развлечения их юности. Этой тенденции помогли случайные появления в это время Samia Gamal в фильмах и в Лас Вегасе или в клубе Ciro’s в Голливуде. Tahia Cariocca также появилась в Голливудском фильме в конце 50-ых, хотя этот опыт ей не понравился и она вернулась в Каир.

Lys и Lyn Gamal, сестры-близнецы, были звездами в египетском кинопроизводстве и также приехали в США в конце 50-ых и немедленно начали успешную карьеру в клубах. Они всегда нежно вспоминали особенно тот факт, что их родители были их помощниками и компаньонами в каждом из их представлений, даже после того, как они вышли замуж. Dahlena особенно помнит их как оказавших влияние на ее танец в первые годы.

К концу 50-ых Ближневосточные клубы открывались на всем протяжении США. Однако спрос на танцовщиц скоро превысил предложения, многие из новых учреждений были не способны позволить себе импортировать или нанять иностранных танцовщиц. Они были вынуждены нанимать местных жителей, чтобы восполнить недостаток, и, хотя в 50-ых были такие как Adrianna Miller & Dahlena, работающие в Бостоне и Jamila Salimpour и Антуанетта Awayshak в LA, даже к началу 60-ых было не достаточно танцовщиц, удовлетворяющих высоким требованиям

Morocco шутила, что, «если бы у Годзиллы был костюм, она, возможно, получила бы работу». Готовность, а не талант, являлся критерием для принятия на работу. Сама она была профессиональной танцовщицей фламенко и никогда не видела Ближневосточный танец прежде, чем она устроилась на работу, потому что платили больше.

Фактически, в столь отчаянном состоянии с исполнителями танцев живота были клубы в те дни, что Ниссан Sabah была немедленно нанята клубом Порт-Саида в Нью-Йорк Сити. Это было несмотря на отсутствие костюма или обучения. Она выступала в розовом платье пестротканого гринсбона, в котором и приехала. Ведущая турецкая танцовщица сказала ей «делай то, что я делаю»; хотя она признала, что это возможно выглядело немного по-другому. Вскоре после этого она уехала на Западное Побережье, где впоследствии изучила искусство с Бертом Balladine.
Обложка альбома Bert Baladine

И на Восточных и на Западных побережьях главными источниками танцовщиц были все еще греческие и турецкие клубы. Они внезапно стали фешенебельными после выхода фильма «Никогда в воскресенье» в 1960. Фильм “Zorba грек”, который следовал в ‘64, поддержал эту популярность. Молодые студенты наслаждались ими, потому что они были живые и энергичные и доставляли острые ощущения во время исполнения танцев живота, танцуя дабку и chiftitelli с любым, кто оказался рядом. Так начиналась карьера многих прославленных танцоров.

На обоих побережьях исполнители танца живота этого времени в значительной степени мало что знали о Восточных танцах, шаги были взяты наугад и смешаны из различных стилей танцев Ближнего Востока. Таким образом развился стиль танца, который был новой формой «Ближневосточного» танца, неизвестного на Ближнем Востоке, в настоящее время мы называем это танец живота «американского Кабаре», но в то время его назвали Восточным или танцем Ночного клуба. Конечно, как тогда, так и теперь широкая публика знала его как танец живота.

Будучи главным образом из Турции и Ливана, танцовщицы могли включать практически любое движение, которое выглядело экзотическим или восточным. Никто не жаловался, потому что никто не знал ничего лучшего. Действительно многие танцовщицы того времени демонстрировали уровень невежества, который был в танце и его происхождении, кроме тех немногих, кто постепенно развивал интерес к танцу и кто изучил «реальную вещь от реальных людей — тетушек, бабуль, старших музыкантов и других (турецких) танцовщиц». Их можно было сосчитать по пальцам, эти танцовщицы стали лидерами профессии, которые полностью изменили наш взгляд на восточный танец за следующие 20 лет.

Eddie «The Shiek» Kochak «Strictly Bellydancing Vol. 3″

Также танцы живота сопровождались выступлениями музыкантов разных стран с различными традициями. Музыканты в этнических группах играли вместе 6 — 7 ночей в неделю и так они узнавали хорошо музыку других. У тех, кто был там, осталась ностальгия по времени, «когда всю ночь звучала реальная турецкая, греческая, армянская и арабская музыка и народные песни, которые можно было услышать в большинстве клубов/ресторанов любой такой ночью, где вся семья может прийти и танцевать вместе».
С другой стороны, вдали от этих главных областей (восточного танца) исполнители танца живота должны были в значительной степени пользоваться услугами западных музыкантов, чье знание Ближневосточной музыки в действительности было очень ограничено. Это привело к стилю, который был гибридом Западного и Ближневосточного и стал известным как «Amerabic». Большинство танцовщиц теперь связывает этот термин с Эдди Kochak, который, производя свои собственные записи, сделал музыку этой сферы широко доступной.

Это действительно была золотая эра танцев живота в США. Рабочие места были многочисленны, и исполнителям танцев живота хорошо платили. Например, Aisha Ali говорит о главной исполнительнице танца живота в одном особенно престижном клубе, зарабатывающей 50 $ в неделю за два ночных 10-минутных выступления, хотя в главных клубах в Лас Вегасе среднее число составляло 300 $ — 350 $. Учитывая стоимость арендной платы за квартиру в Нью-Йорк Сити 45$-80$ в месяц — это сумма была колеблющаейся. Адам Lahm написал, что в 1960 в Нью-Йорк Сити турецкие танцовщицы могли заработать 200 $ в ночь, хотя другие считают, что это вряд ли.

Хотя средняя заработная плата составляла 30 $ — 35 $ за ночь, но стоит помнить, что это было устойчивым доходом 6 ночей в неделю, 52 недели — доход года… в наличных деньгах. И конечно, исполнители танца живота могли делать несколько выступлений за выходные дни.

Окрашенные в розовый цвет воспоминания об этом времени символично отражены в одной из песен того периода, «То были дни, мой друг, мы думали, что они никогда не закончатся, мы пели бы и танцевали бы всегда, день и ночь, мы будем жить жизнью, которую мы выбираем, мы будем бороться и никогда не проиграем, то были дни, ах, да, то были дни».

Однако эти спокойные дни хорошо оплачиваемой работы постепенно подошли к концу.
К середине 60-ых лучшие клубы стали требовать, чтобы их танцовщицы знали то, что они делают, неопытные танцовщицы больше не нанимались непосредственно на «улице». Так, открылись различные обучающие учреждения, чтобы удовлетворять этим требованиям. Понятно, что они постепенно становились настолько успешными, что вызвали ситуацию переизбытка.

Берт Balladine и Jamila Salimpour, как Морокко в Нью-Йорк Сити, обучали танцам неофициально с начала десятилетия. Однако Jamila с 1965 года начала преподавать на официальной основе. Первоначально ее классы были маленькими; Aziza говорит о 5 или 6 учениках за один раз, хотя к 1968 году ее классы стали очень большими.

Тем временем в Нью-Йорке в 1966 году Serena арендовала студию танца Джо Williams «Лестница к Славе» и также начала обучать танцам в ближневосточном стиле. Бобби Farrah начал преподавать Восточный Танец в Международной Школе Танца, Зала Carnegie еще прежде ушла из других студий, чтобы заняться собственной школой танца. Хотя все эти школы были счастливы принять студентов, которым было просто любопытно научиться этим танцам, они были преимущественно нацелены на обучение опытных профессионалов или танцовщиц с профессиональными качествами из других дисциплин и превратить их в клубных исполнителей. Не все фактически сделали бы карьеру из этого, но это дополнено имело накапливаемый эффект, давший небольшое количество танцовщиц в то время.
Кроме того, конец 60-ых был временем значительного социального переворота в Западном мире, особенно в Нью-Йорке и Сан-Франциско. Такие вещи как танец живота, который казался колоритным и экзотическим в начале 60-ых, начали казаться старомодными и устаревшими. Serena говорит о танце в начале 60-ых, как о «горячей причуде», буме, который неизбежно привел к депрессии.

Ibrahim «Bobby» Farrah

Эта специфическая тенденция была усилена, когда Crystal Palace выиграл Верховный Суд, выносящий обвинительное заключение законам, разрешающим показ обнаженных грудей и т.д. Последующее учреждение стриптиз-баров отвлекало существенную аудиторию далеко от клубных танцев к тем местам, которые более эффективно обслуживали их потребности. Однако немного танцовщиц оплакивали уход этой специфической клиентуры.

Развитие в Новой Эре

К началу 70-ых две влиятельных сцены Нью-Йорка и Сан-Франциско начали расходиться во взглядах. О том, почему это случилось, можно порассуждать, но стоит заметить, что этот период совпал с первыми проявлениями феминизма и развитием движения хиппи «делай, что ты хочешь», поиском личностного роста на Западном Побережье.

В Сан-Франциско Jamila Salimpour обратилась к Кэрол Le Fleur, которая координировала местный «Ренессанс Faire» в Беркли в сентябре ’68, чтобы та организовала свой класс как театральную студию на должном уровне. Это должно было прежде всего предотвратить неприятности. Однако это позволило Jamila осуществить ряд идей, которые она ранее рассматривала на лекции о представлении многих аспектов танца,

Shannelle in
«Rockin’ the Casbah»

особенно его фольклорные аспекты. Таким образом «Шахта Anat» (Танцы Богини Матери), родился как представление «Танцев многих Племен»: Это было самым первым воплощением Племенного Танца.
Это дало начало главной тенденции для групп танцовщиц, чтобы сотрудничать для создания их собственной новой реализации СЕБЯ в танце как «Племенные» танцовщицы, с Salimpour, остающимся в авангарде этого движения.

Тем временем в Нью-Йорк Сити Бобби Farrah основал «ближневосточную компанию Танца» с его protégé Федрой в 1969. Эта компания была предназначена для представления арабских, главным образом египетских, народных и в стиле кабаре танцев в театрализованном виде, чтобы укрепить и распространить Ближневосточный танец среди широкой публики. Он вдохновился сделать это после посещения Ливана и встречи с арабской танцовщицей Nadia Gamal. Учитывая распространенность турецких стилей в это время и, соответственно, нехватку всестороннего опыта арабских танцев в США — это было новая и захватывающая идея.

Кроме специалистов в турецком танце, была общая тенденция появления профессионалов арабских стилей, поскольку общее знание танца улучшилось. Зрителям нравились различные формы арабских танцев, которые танцовщицы демонстрировали, предпочитая их стилям «anything goes» 60-ых. Таким образом, арабский танец, как полагали, был более сложен и достоин, в то время, как стили «Ночного клуба», как считали, были низкими и даже неприличными. Как ни печально, это отношение имело пагубный и незаслуженный эффект на репутацию турецких стилей танца, на которых они базировались.

В то время Salimpour выдумал название «американское Кабаре» как ругательство для стиля, который был распространен в клубах, и чтобы дистанцировать «племенные» стили от этой другой формы танца. Этот термин встретил признание среди тех, кто продвигал арабские стили.

Этот более сложный стиль появился как раз вовремя. Студия танца Serena Wilson’s была представлена в главной статье в Журнале Жизнь в 1971, который, как полагают, стартовал первое повальное увлечение танцами. Это зажгло появление людей, приезжающих, чтобы изучить bellydance для удовольствия и пользы, а не в целях исполнения в клубах. Эра хобби танцовщиц живота началась.

Первоначально преподаватели танца на всем протяжении США распространяли дикие и причудливые идеи о происхождении и значениях танца, к отчаянию тех немногих, кто уже немного разбирался в этом.
Serena

К счастью, с конца 60-ых Serena знала и работала с Полом Monty, Вице-президентом Манхэттана, главой Национальной Ассоциации Присоединенных Художников Танца (NADAA). Несмотря на раннюю критику изнутри Учреждения Искусств, Монти быстро убедился в искусстве танца, и понял до какой степени он был недооценен.

В противодействие этому Монти организовывал семинар NADAA 5 марта 1972, который проводила Serena в Statler Hilton, гостинице в Нью-Йорк Сити. Присутствовало более чем 100 делегатов, когда обычно присутствует 30 — 40. Это было признаком значительного интереса среди ранее отвергающего его сообщества Искусств.

Это принятие подарило уверенность его проекту, и он основал Международную компанию Семинаров Танца с намерением организовать лекции и семинары с главными учителями-танцовщицами. Первый из них был в июне 1974 и привел к революции знаний танцовщиц 70-ых, и этнологи танца были приглашены, чтобы поделиться их исследованием в области восточного танца. Они первоначально включали звезд 60-ых, таких как Dahlena, Serena, Bert Balladine, Morocco & Farrah.

Редакции различных журналов разных стран, которые начали публиковать материалы о танцевальных сообществах, помогли процессу увеличения общего знания о танцах живота. Они работали в сотрудничестве с Полом Monty и другими, предавая гласности и делая возможным национальные туры для знаменитых танцовщиц и учителей танца.

Arabesque и Habibi были первыми журналами в этой области. Farrah использовал свои лекции в национальных турах в 1974/5 годах, чтобы способствовать подпискам журналов. Habibi, первоначально голос Западного Побережья, основанного в октябре 74, увеличил тираж и быстро приобрел статус национального журнала. Отметим, что эти журналы в отличие от местных, в своих статьях представляли не только историю и культуру танца и Ближнего Востока, но их принципиальная цель состояла в том, чтобы снова обратиться к более широкому сообществу искусств и усилить уважение к исполнителям танца живота и самому танцу.

К концу 70-ых было очень много учеников, что давало возможность окупать туры таким подлинным Ближневосточным светилам как Nadia Gamal и Mahmoud Reda. Также организовывались поездки на Ближний Восток, чтобы обучаться у танцовщиц там. Марокко лидировал, но и другие страны посещались в эти годы.

После вспышки гражданской войны в 1975, разрушившей прибыльную арабскую туристскую торговлю, из Ближневосточных стран, особенно из Ливана, приехали менее известные учителя. Они стали известными, потому что это была из родная область, у них было более глубокое понимание музыки и культуры. Однако качество этого импорта было не всегда высоким. Как отмечал Arabesque, не достаточно быть просто из Ближнего Востока, чтобы стать хорошей танцовщицей/учителем.

Однако, так как обучение танцам как хобби продолжалось, многие начали приближаться к профессиональному качеству и начали искать рабочие места, которых к настоящему времени было уже ограничено. Это было эрой, когда развилась жестокая конкуренция в работе. Наконец профессиональные танцовщицы начали объединяться в организации, которые служили как местными информационными каналами, но также и как союзами, чтобы диктовать поведение.

Первой из них был вероятно WAMEDA, которая в 1977 наняла адвоката для переговоров в их борьбе за более справедливую плату. Однако, самым влиятельным обществом был MECDA, который сформировался в Лос-Анджелесе в ответ на низкую заработную плату, предлагаемую ресторанами в Голливуде. Бойкоты и забастовки были организованы; они были действительно столь успешны, что в Лос-Анджелесе даже теперь поддерживает многих танцовщиц высшего класса.

Хотя этот период начался с кажущегося краха популярности танца, эта неудача была исправлена полностью к концу десятилетия. Поощряя поиски понять больше о танце живота в его бесчисленных формах и поместить его в контекст его культур возникновения и музыки, место танца в американской культуре стало более сильным чем когда-либо. Бум занятия танцами как хобби стал платформой для переориентации профессии от приоритета выступления к инструктажу и обучению.

Это новое поколение танцовщиц было столь успешно, что Readers Digest предположил в 1977, что было 5 000 учителей, полной и частичной занятости, работающие в США. К началу 80-ых Arabesque указывал число 2 000 полностью занятых профессиональных учителей/танцовщиц. С ограниченным рынком вакансий в США некоторые сильно желали попробовать свою удачу в ближневосточных и европейских кругах. Это движение привело к переживанию египтян, которые уезжали со своих рабочих мест, составляя конкуренцию американцам, о как меняются времена!!

Tribal and Beyond

В то время как большая часть страны в 70-ых и 80-ых увлеклась арабскими стилями, танцовщицы в Сан-Франциско продолжали вдохновляться «tribal» идеями Bal Anat, который наконец завершился в 1976. Смешивая подлинные танцевальные движения в полностью новых контекстах, много трупп начали создавать новые и театрально вдохновляющие представления.

Одной из таких была Masha Archer, преданный феминизм которой означал, что она была особенно враждебной к кабаре и выступала только на театральных сценах. Она в конечном счете оставила танец полностью в конце 70-ых,

FatChanceBellyDance в «Захватывающем танце живота»

но одна из ее студенток, Carolena Nericchio, развила и усовершенствовала ее идеи и написала детальный манифест для формы танца, которую она назвала American Tribal Style (ATS). Она создала свою собственную труппу, Fat Chance Belly Dance, чтобы продвинуть свои идеи.

Это было радикальным шагом. Если American Oriental был полукровкой стилей, которые объединились, чтобы создать кое-что с распознаваемыми влияниями, ATS, как джаз в области музыки, стал уникально американским ’голосом’, где целое было настолько больше чем сумма его влияний. Понятие ATS стал распознаваемым и нескончаемым стилем независимо от того, кто выполнил его.

Другим важным аспектом стиля ATS была концентрация на власти женщины и дружеских отношениях, оставаясь истинным к его корням в глубоких феминистских осуждениях. До этого успех в танце живота означал успех в стиле кабаре, где молодая и стройная фигура имела такое же значение, как и способность.

Теперь в развитии танца имела значение только компетентность; никто не судил исполнителя танца живота по внешности. Также были ликвидированы гламурные аспекты кабаре, танцующие при выборе одежды и украшений преднамеренно избегали соблазнение. Теперь одежда стала многослойной и с украшениями, являющимися этническим, а не sparkly. Танцовщицы демонстрируют силу и женственность, которая далеко удалена от очарования кабаре. Тело танцовщицы прекратило быть центром внимания, динамичная группа была тем, что захватывало взгляд.

Они были действительно революционными идеями для общества, где женщины чувствовали себя оцененными по их внешности, и где образ зрелой женщины часто не соответствовал «норме» восприятия женского тела, сформированной из тонко замаскированного подросткового образа.

Было еще одно дополнительное преимущество: «народная» художественная форма была приемлема на местных ярмарках, в то время, как в стиле кабаре не было возможности работать. Это дало возможность многим женщинам, которые хотели выразить свое искусство, но не желали выступать в стиле кабаре соло в клубе или которые предпочитали поддержку, доступную в контексте группы. Стиль ”Tribal” взорвался по Северо-западу, где все еще силен сегодня, и начал медленно распространяться на Восток в следующие несколько лет.

Это было конечно впервые, когда форма танца была создана в современную эру для женщин одними только женщинами. Действительно столь сильны были основные феминистские принципы, что мужчины были первоначально определенно исключены из ATS. Другие tribal стили было менее категоричны, Bal Anat показывал танцоров мужского пола с 1974, но дал господство ATS в распространении этого стиля, даже сегодня акцент дружеских отношений остается существенным барьером к мужской причастности.

Kajira Djoumahna in “Tribal Stile Belly Dance”
Все стили развивались, поскольку другие люди добавляли свои собственные интерпретации, и мужское участие постепенно становилось более частым. Однако, единственные только для женщин танцы, которые каждый видит с различной регулярностью в США, являются tribal. В отличии от форм кабаре, которые открыто приветствовали мужчин с 70-ых.

1980-ые были продолжением тенденций 70-ых; последние из старых ночных клубов закрывли свои двери в 1985, закончив всю эру. Самый известный клуб, Багдад в Сан-Франциско, который принимал гостей со многими известными танцовщицами в США больше 20 лет, является теперь китайским домом еды.

Второй Золотой Век

Интерес к танцу испытал новый подъем с появлением видео. В конце 80-ых и особенно в 90-ые все больше танцовщиц производило видео-обучения, увеличивая интерес. Концепция обучения в течение 80-ых теперь получала дивиденды с выпуском некоторых чрезвычайно хорошо продуманных образовательных пакетов. И это означало не только, что хорошие учителя выпускали хорошие учебные видео, это было широкое разнообразие стилей, которые позволили танцовщицам расширить свой диапазон. Египетский, ливанский, турецкий, армянский, романский, персидский, курдский, марокканский и алжирский стили танца были представлены американскими и другими учителями мирового класса и доступны на семинарах в различных формах.

Даже в этом случае, к началу 90-ых большинство классов по всему США предлагало преобладающий египетский стиль. Также популярными были и все еще есть танцы с использованием цимбалов, а также танец на полу.

Однако, хотя это был не «строго египетский» стиль, который Вы видели бы в Каире, он был строго определен, для того, чтобы предотвратить вторжение стилей «американской Фантазии». Танцовщицы комбинировали все различные стили в их собственном личном выражении танца. Появилась яркая альтернатива, где использовались джазовые стилизации и другие шаги, являясь переходом к новым формам танца.

Другим аспектом видео бума было создание IAMED, Международной Академии Ближневосточного Танца. Их идея состояла в том, чтобы собрать лучших танцовщиц из США и за ее пределами и сделать видео, которое стало бы доступным и обеспечило золотой стандарт танца. Вы можете купить их работу или видео инструкции, абсолютно уверенные, что вы увидете танец в его лучшем свете.

Но если видео увеличило интерес к стилям танца, то Интернет связал США как объединенное сообщество танца.

Музыка для стрип-пластики

Стрип-пластика – это невероятно модное направление, на котором всех желающих девушек старше 16 лет обучают чувственному и красивому танцу. Вообще, стрип-пластика – это направление дополнительное к стрип-дэнсу, на котором прорабатываются сложные фрагменты, совершенствуется растяжка, но все чаще сейчас оба этих названия обозначают одно и то же занятие. Занятия стрип-пластикой всегда сопровождаются музыкой, без которой эти занятия просто не могли бы быть столь же привлекательными.

Музыка для стрип-пластики

Традиционно подбираются песни для стрип-пластики в стиле R’n’B – отлично подходят песни Britney Spears (Womanizer, Piece of me и т.д.), Pussycat Dolls (Buttons и т.д), Jessica Simpson (L.o.v.e. и т.д.) или Rihanna (S&M и прочие). Главное, чтобы песня была ритмичной, менялась на протяжении времени своего звучания и была достаточно чувственной.

Практически все современные треки, которые вам только нравятся, могут быть использованы с этой целью. Кроме этого, иногда целесообразно брать саундтрэк из фильмов, если танец стилизован.

Но даже это не обязательное условие, поскольку музыка должна соответствовать вашим фантазиям, а не каким-то принципам. Можно выбрать достаточно оригинальные треки вроде Marlin Manson – Tainted Love (кстати, этот же трек есть в исполнении Pussycat Dolls). Это оригинальное и необычное решение, которое наверняка придется по вкусу всем, кто уже устал от популярной музыки.

В принципе, движения стрип-пластики можно выполнять под абсолютно любую музыку, хоть под Валерия Меладзе. Все зависит от того, каким должен быть танец – зажигательным, как в клипах Pussycat Dolls, или напротив, медленным и соблазнительным.

Релакс-музыка для стрип-пластики

Танцы, такие как стрип-пластика, не обязательно должны сопровождаться быстрой музыкой. Подойдет и такая классика релакса, как музыка группы Enigma, или даже инструментальная музыка. Особенно это актуально, когда движения стрип-пластики выполняются на шесте (это направление танцев называется pole-dance), поскольку медленные движения зачастую выглядят более соблазнительно, чем быстрые.

Стрип-пластика предполагает занятия, на которых преподаватель дает лишь основы: движения, связки. А сам танец вы можете составить дома под абсолютно любую музыку, которая только будет приятна вашему слуху и подходить под движения.

Музыка из фильма сестры танец живота

«Bосточный танец живота. Платки, крылья, трость»

Восточный танец живота, исполненный талантливо, увлекает нас в таинственный и сказочный мир Востока, заставляя забыть о повседневной суете. Тем более – восточный танец с аксессуарами: платки, золотая трость, волшебные крылья органично вплетаются в танцевальную паутину, и перед вами – дивное представление.

Посмотрите наш фильм: эта необычная и очень увлекательная программа подарит вам удовольствие от красоты танца и позволит извлечь из увиденного ощутимую пользу.

Во-первых, вы станете более гибкой, подтянутой, женственной. Ваша талия станет тоньше, бедра – стройнее. У вас будет легкая походка и грациозная осанка.

Во-вторых, восточные танцы полезны для здоровья. Активизируется кровообращение, вы укрепляете сосуды, сердце и сжигаете лишние калории. Улучшается подвижность суставов, увеличивается гибкость позвоночника, к тому же, восточные танцы оказывают действие на глубокие мышцы таза, что позволяет избежать многих женских проблем.

И, наконец, восточные танцы называют «лекарством от стресса». Ведь именно такой танец позволит вам максимально раскрепоститься, выразить себя, почувствовать полноту жизни, обрести радостное и счастливое состояние.

Женственность, грациозность и чувственность – это восточные танцы. Почувствуйте собственную неотразимость!

Бонус: «Кошечки и фишечки»!

«Bосточный танец живота. Удары и тряски»

Восточный танец живота — это сплошные тряски, волны, удары, вибрации,
чередование резких, и пластичных, тягучих движений,
это превосходный и непрерывный массаж, дыхание всем телом!

И самое основное, — это внутреннее состояние, состояние открытости и радости,
состояние щедрости и бесконечности жизнеутверждающих энергий!

Танец живота — это не просто прекрасная тренировка тела, но и духа.
Это способ существования, самоутверждения, выражения своего «Я»,
это возможность почувствовать себя смелой, неповторимой и желанной.
Танец состоит из ритмов:
1. Текучий ритм учит плавности и грации
2. Ритм стаккато учит четкости и утонченности
3. Лирический учит целостности и интеграции
4. Ритм безмолвия учит миру и спокойствию

«Восточный танец живота. Базовые движения»

Вы уже занимаетесь в студии и хотели бы дома продолжать осваивать базовые техники
или ещё только собираетесь прийти на занятия и не знаете, что вас ждёт?
Этот диск именно для вас!
Он поможет вам в своём темпе и в удобное для вас время осваивать движения,
погрузиться в загадочный мир беллиданса, стать грациозными и женственными,
и просто поднимет настроение!

Танец живота (Bellydance) – это танец Души и Тела, это разговор женщины со своим телом через танец, это ключ к осознанию себя ЖЕНЩИНОЙ счастливой, свободной, радостной и любимой.
Танец живота – это биение пульса в такт музыке, это избавление чудесным образом от боли, будь-то боль телесная или боль души.
Это прямая спина и горделивая походка.
Это пропуск в иной, прекрасный мир – мир танца и музыки, когда отступает тревога, а привычные роли уступают место роли женщины.
Это новые знакомства с интересными людьми, это причастность к некоему «ордену посвященных».
Это восхищенный взгляд мужчины, увидевшего в тебе Женщину.
Одним словом – это ТВОЯ НОВАЯ ЖИЗНЬ, это цветок, распустившийся в тебе, это – твоя уверенность в своей грации и красоте.