Танец в русской литературе

Танец в русской литературе

Символика танца в русской литературе XIX-XX вв.

Работа не является узко литературоведческой и включает культурологический, психологический и философский аспекты. Объектом исследования в работе является мотив танца в русской литературе. Предпринята попытка интерпретировать танец, изображаемый в ряде художественных произведений как символический комплекс, тяготеющий к статусу архетипа. Избранная область исследования представляется малоизученной. Новизна работы обусловлена главным образом сложностью исследуемого объекта.

С учетом развития интереса к символике вообще, в русле традиции назрела необходимость исследования символики танца в литературе. Тема танца представлена главным образом в исследованиях зарубежных (западных) ученых. В работах отечественных исследователей эта тема практически игнорируется. Проблема мотива танца в литературе находит отражение в литературоведение только эпизодически (Ю.М.Лотман, А.К.Жолковский). Поэтому для изучения символики танца в литературе приходится обращаться к научным работам преимущественно культурологического и философского толка (Ф.Ницше, В.В.Розанов, В.П.Даркевич, Ф.Арьес, М.Б.Евзлин).

Проблема «танец в литературе» актуальна еще и в связи со спецификой танца как культурного явления. Танец лежит на стыке: быт-культура-искусство. Для современного литературоведения, тяготеющего к расширению и нивелированию рамок и включающего проблематику других отраслей науки и искусства (в том числе искусствоведение, культурология, социология), мотив танца наиболее удобная для исследования реалия, т.к. танец предполагает выход на другие сферы культурной жизни и деятельности человека. В данной работе танец рассматривается на стыке литературной образности и реальности.

В первой главе рассматривается танец как символический комплекс, включающий в себя разнообразные оттенки значений, которые выявляются при помощи многочисленных деталей: тип танца, манера исполнения, число танцующих, возраст, пол, костюм, обстановка и т.п. Задавшись целью «разгадать» символику танца в панораме развития русской литературы, в исследовании автор обратился к художественному наследию классиков XIX в. Мотив танца активно реализуется в раннем творчестве Н.В.Гоголя («Вий», «Страшная месть», «Сорочинская ярмарка»), В.Ф.Одоевского («Бал»), Л.Н.Толстого («Поликушка», «Альберт», «После бала»), Н.С.Лескова («Очарованный странник») и др. Как тесно примыкающее к традициям литературы XIX в. рассмотрено творчество И.А.Бунина («Деревня», «Легкое дыхание») и А.И.Куприна («Поединок»).

В силу специфики условий и противоречивых процессов складывания литературы нового времени мотив танца в русской литературе становится особенно емким, насыщенным семантическими оттенками. Пребывание в состоянии порога, неясность горизонтов будущего вызывает у мыслителей и поэтов рубежа веков эсхатологические предчувствия и, в то же время, — неожиданные надежды на возрождение Золотого века, новое осмысление этических и эстетических норм.

Также рассмотрен мотив танца в произведениях В.Брюсова («Менуэт», «Огненный ангел»), М.Горького («Сказки об Италии», «Жизнь Клима Самгина»), Слезкина («Астры»), Л.Андреева («Жизнь человека», «Анатема», «Стена»), А.Белого («Петербург», «Пир» 1902 г., «Пир» 1905 г., «Маскарад», «В летнем саду»).

Как показывает анализ нескольких «танцевальных» сцен в литературе XIX-начала ХХ в., мотив танца находит отражение в произведениях самого разного толка. Однако, наличие устойчивых инвариантных элементов в структуре мотива (сон, падение, смех и др.) дает основания предполагать, что, в силу названных причин (частотность появления в литературе, повторяемость устойчивых деталей, мотивированность), танец в контексте художественного произведения приобретает специфическое символическое звучание.

Во второй главе работы представлена попытка анализа «танцевальных» сцен в произведениях русской литературы 1920-1930-х; 1960-1980-х гг. ХХ века: М.Булгакова «Мастер и Маргарита», глава «Балет. Квадратная гармония. Икс» романе М.Замятина «Мы», В.М.Шукшина «Верую», «До третьих петухов», «Танцующий Шива», «Далекие зимние вечера», «Степка», «Сени», «Камаринская», «Подгорная», «Барыня», «Классный водитель», «Гринька Малюгин», Виктории Токаревой «Глубокие родственники», «Стечение обстоятельств», «Неромантичный человек», «Ни сыну, ни жене, ни брату», «Ничего особенного», «Самый счастливый день», «Не сотвори».

Изображение танца в литературе, несомненно, подвержено влиянию внешних обстоятельств: социальных и исторических катаклизмов, особенностей формирования личности в системе культуры, тенденций в искусстве. Поэтому символика танца в литературе переживает эволюцию в соответствии со сменой литературных направлений. Однако, получая оригинальное воплощение в ряде произведений, мотив танца содержит некий инвариант, позволяющий интерпретировать танец как знаково-символический комплекс. Атрибутика танца уходит корнями в древние религиозно-мифологические пласты (например, в античности танец соотносится с культами Аполлона, Диониса, Терпсихоры; в индийской мифологии — верховное божество — танцующий Шива и т.п.). Поэтому символика танца нередко позволяет определить сферу культурных интересов автора, его увлеченность теми или иными древними философскими и религиозными учениями, знакомство с разными культурами и цивилизациями, и, соответственно, собственно мировоззренческие установки.

Танец — одно из самых загадочных явлений индивидуальной и общественной жизни человека. Изображение танца в литературе, с одной стороны, способствует осмыслению культуры как таковой, а, с другой стороны, позволяет литературе «превзойти» себя в плане выхода на уровень реальности или, напротив, погружения в ирреальный условный мир танца. Посредствам мотива танца литература преодолевает собственную замкнутость, поскольку танец требует привлечения многих других сфер знания к исследованию художественного произведения. Исследование мотива танца в литературе помогает определить принадлежность художественного мира произведения к определенной культуре и, в то же время, обозначить универсальные непреходящие категории, выведенные в танце, как некий эстетический стержень, пронизывающий литературу в целом.

Н. В. Беляева Литературная викторина «Танцы и танцоры в русской и мировой литературе»

Главная > Викторина

Весь сентябрьский ( №9) номер журнала «Литература» изд. Дома «Первое сентября» посвящен теме танца в литературе. На диске-приложении к номеру – замечательная презентация «БАЛЫ В МИРОВОЙ ЖИВОПИСИ», в номере – интервью с танцевальным терапевтом А.В.Вильвовской, уроки, статьи, викторины – все о танце. В электронном виде и сам журнал, и приложение ждут Вас в библиотеке ИМЦ.

«Танцы и танцоры в русской и мировой литературе»

Ветхий завет: Екклесиаст: 3: 4.

С 1982 года по решению ЮНЕСКО 29 апреля отмечается Всемирный день танца.

I. Танцы в сказках: Путаница

1. Соотнесите цитату из сказки с ее автором, названием, именем героя и соедините стрелками эти слова в таблице.

1) По улице в это время проходил учитель танцев. Он казался очень изящным. Он был длинный, с маленькой круглой головой, с тонкими ножками – похожий не то на скрипку, не то на кузнечика. Его деликатный слух, привыкший к печальному голосу флейты и нежным словам танцоров, не мог вынести громких, весёлых криков детворы.

– Перестаньте кричать! – рассердился он. – Разве можно так громко кричать! Выражать восторг нужно красивыми, мелодичными фразами. Ну, например.

Он стал в позу, но не успел привести примера. Как и всякий учитель танцев, он имел привычку смотреть главным образом вниз, под ноги. Увы! Он не увидел того, что делалось наверху.

Башмак продавца свалился ему на голову.

2) И вот она понеслась в быстром воздушном танце, точно ласточка, преследуемая коршуном. Все были в восторге: никогда еще не танцевала она так чудесно! Ее нежные ножки резало как ножами, но этой боли она не чувствовала – сердцу ее было еще больнее. Она знала, что один лишь вечер осталось ей пробыть с тем, ради кого она оставила родных и отцовский дом, отдала свой чудный голос и терпела невыносимые мучения, о которых принц и не догадывался.

3) Принц проводил её на самое почётное место и пригласил танцевать. Танцевала она так хорошо, что все ещё больше залюбовались ею. Вскоре подали разные сласти и фрукты. Но принц и не притронулся к лакомствам – так он был занят прекрасной принцессой.

А она подошла к своим сёстрам, приветливо заговорила с ними и поделилась апельсинами, которыми угощал её принц.

Сёстры очень удивились такой любезности со стороны незнакомой принцессы.

4) Фриц положил локти на стол и долго рассматривал чудесный замок с танцующими и прохаживающимися человечками. Потом он попросил:

– Крестный, а крестный! Пусти меня к себе в замок!

Старший советник суда сказал, что этого никак нельзя. И он был прав: со стороны Фрица глупо было проситься в замок, который вместе со всеми своими золотыми башнями был меньше его. Фриц согласился. Прошла еще минутка, в замке все так же прохаживались кавалеры и дамы, танцевали дети, выглядывал все из того же окна изумрудный человечек….

5) Она танцевала красиво, бурно, ритмично, хотя никакой музыки не было. То отплясывала польку, то шотландскую жигу, а то исполняла танец-импровизацию. А в перерыве между танцами она учтиво кланялась, приседала и лбом касалась сонных темных одуванчиков.

– Боже мой! – воскликнула Корова, когда ноги ее принялись выстукивать морскую чечетку. – Что еще за странность! Я всегда считала танцы неприличным занятием. Но, видно, это не так, раз я сама танцую. Я ведь идеально воспитанная корова.

6) Она посмотрела на старую госпожу, которой все равно было не жить, посмотрела на красные башмаки – разве это грех? – потом надела их – и это ведь не беда, а потом… отправилась на бал и пошла танцевать.

Но вот она хочет повернуть вправо – ноги несут ее влево, хочет сделать круг по зале – ноги несут ее вон из залы, вниз по лестнице, на улицу и за город. Так доплясала она вплоть до темного леса.

Она испугалась, хотела сбросить с себя башмаки, но они сидели крепко; она только изорвала в клочья чулки; башмаки точно приросли к ногам, и ей пришлось плясать, плясать по полям и лугам, в дождь и в солнечную погоду, и ночью и днем.

7) Это, должно быть, очень красивый танец, – робко заметила […]

– Хочешь посмотреть? – спросил […].

– Вставай, – приказал […]. – Покажем ей первую фигуру. Ничего, что тут нет омаров. Мы и без них обойдемся. Кто будет петь?

– Пой ты, – сказал […]. – Я не помню слов.

И они важно заплясали вокруг […], размахивая в такт головами и не замечая, что то и дело наступают ей на ноги.

8) Как встали гости из-за стола, заиграла музыка, начались пляски. Пошла […] плясать с […]. Махнула левым рукавом – стало озеро, махнула правым – поплыли по озеру белые лебеди. Царь и все гости диву дались. А как перестала она плясать, все исчезло: и озеро и лебеди.

9) Каждый бросился искать себе пару, и на лужайке поднялась невообразимая толкотня. Но вот пары составились, и вся площадка закружилась в танце.

[…] и […] начали отплясывать мамбо, и после третьего круга дело у них пошло на лад, […] отхватил себе русалочку с водорослями в волосах, которая все время сбивалась с такта, а […] кружился с самой маленькой из малявок, которая была от него в безумном восторге. Мошкара плясала особняком, и со всего леса к площадке бегом, ползком и вскачь устремлялись толпы зевак.

Никто не думал о пылающей комете, которая одиноко летела в черной ночной пустоте.

10) Но для нее уже давно были приготовлены железные башмаки и поставлены на горящие уголья. Их взяли клещами, притащили в комнату и поставили перед […]. Затем ее заставили вставить ноги в эти раскаленные башмаки и до тех пор плясать в них, пока она не грохнулась наземь мертвая.

Авторы, названия, герои сказок

3. Русская народная сказка

4. «Красные башмаки»

6. Алиса, Черепаха Квази, Грифон

7. «Алиса в стране чудес»

8. Фрекен Снорк, Муми-тролль, Снорк, Снифф

9. «Белоснежка и семь гномов»

9. Василиса Прекрасная, Иван Царевич

10. Братья Гримм

10. «Муми-тролль и комета»

2. Какой танец танцевали Алиса, Черепаха Квази и Грифон (Л. Кэрролл «Алиса в стране чудес»)?

II. Танцы в романе в стихах А. С. Пушкина «Евгений Онегин»

1. Назовите персонажей романа, которые танцуют.

1) Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет
И быстрой ножкой ножку бьет.

2) Балеты долго я терпел,
Но и […] мне надоел.

3) Еще страшней, еще чуднее:
Вот […] верхом на пауке,
Вот […]на гусиной шее
Вертится в красном колпаке,
Вот […]вприсядку пляшет
И крыльями трещит и машет…

4) Парис окружных городков,
Подходит к […] […],
К […] […];[…],
Невесту переспелых лет,
Берет тамбовский мой поэт,
Умчал, […] […]
И в залу высыпали все.
И бал блестит во всей красе.

5) […], втайне усмехаясь,
Подходит к […]. Быстро с ней
Вертится около гостей,
Потом на стул ее сажает,
Заводит речь о том о сем…

6) […] с […] пошел;
Ведет ее, скользя небрежно,
И, наклонясь, ей шепчет нежно
Какой-то пошлый мадригал…

1. Истомина. 2. Дидло. 3. Рак, череп, мельница. 4. Ольга, Петушков, Татьяна, Ленский, Харликова, Буянов, Пустякова. 5. Онегин, Ольга. 6. Онегин, Ольга.

2. Вставьте на месте пропусков названия танцев, упомянутых в романе в стихах (мазурка, вальс, котильон, галоп).

1) Вошел. Полна народу зала;
Музыка уж греметь устала;
Толпа […] занята…

2) Кружится […] вихорь шумный;
Чета мелькает за четой…

3) Спустя минуты две потом
Вновь с нею […] он продолжает…

4) Бывало,
Когда гремел […] гром,
В огромной зале все дрожало,
Паркет трещал под каблуком…

5) В негодовании ревнивом
Поэт конца […] ждет
И в […] ее зовет.

6) Шум, хохот, беготня, поклоны,
[…], […], […] . Меж тем,
Между двух теток у колонны,
Не замечаема никем,
Татьяна смотрит и не видит,
Волненье света ненавидит…

1 – мазурка. 2– вальс. 3 – вальс. 4 – мазурка. 5 – мазурка, котильон. 6 – галоп, мазурка, вальс.

3. Есть ли среди перечисленных название танца, который танцевали гости на балу у Фамусова в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»?

III. Танцы в произведениях М.Ю. Лермонтова

1. Назовите героев романа Лермонтова «Герой нашего времени», исполняющих танцы.

1) Она небрежно опустила руку на мое плечо, наклонила слегка головку набок, и мы пустились. Я не знаю талии более сладострастной и гибкой! Ее свежее дыхание касалось моего лица; иногда локон, отделившийся в вихре вальса от своих товарищей, скользил по горящей щеке моей. Я сделал три тура. (Она вальсирует удивительно хорошо). Она запыхалась, глаза ее помутились, полураскрытые губки едва могли прошептать необходимое: «Merci, monsieur».

2) […] целый вечер преследовал […], танцевал или с нею, или вис-Е-вис; он пожирал ее глазами, вздыхал и надоедал ей мольбами и упреками. После третьей кадрили она его уже ненавидела.

3) Она, бывало, нам поет песни иль пляшет лезгинку. А уж как плясала! видал я наших губернских барышень, я раз был-с и в Москве в благородном собрании, лет двадцать тому назад, – только куда им! совсем не то.

1. Печорин и княжна Мери. 2. Грушницкий и княжна Мери. 3. Бэла.

2. Из каких произведений Лермонтова эти цитаты и о каких героях идет речь?

1) Как новый вальс хорош! в каком-то упоенье

Кружилась я быстрей – и чудное стремленье

Меня и мысль мою невольно мчало вдаль,

И сердце сжалося…

– Опомнись, mon ami! ты с места не вставал.

– Так, верно, потому, что мало танцевал я!

3) Они поют – и бубен свой

Берет невеста молодая.

И вот она, одной рукой

Кружа его над головой,

То вдруг помчится легче птицы,

То остановится, глядит –

И влажный взор ее блестит

Из-под завистливой ресницы;

То черной бровью поведет,

То вдруг наклонится немножко,

И по ковру скользит, плывет

Ее божественная ножка…

1. «Маскарад». Нина. 2. «Маскарад». Нина и Арбенин. 3) «Демон». Тамара.

IV.Танцы в произведениях Н.В. Гоголя

1. По данным цитатам назовите произведения Гоголя, герои которых танцуют.

1) Каждая дама дала себе внутренний обет быть как можно очаровательней в танцах и показать во всем блеске превосходство того, что у нее было самого превосходного. Почтмейстерша, вальсируя, с такой томностию опустила набок голову, что слышалось в самом деле что-то неземное. Одна очень любезная дама, – которая приехала вовсе не с тем, чтобы танцовать, по причине приключившегося, как сама выразилась, небольшого инкомодите в виде горошинки на правой ноге, вследствие чего должна была даже надеть плисовые сапоги, – не вытерпела, однако же, и сделала несколько кругов в плисовых сапогах, для того именно, чтобы почтмейстерша не забрала в самом деле слишком много себе в голову.

2) «…Ты хочешь, баба, сделаться молодою – это совсем нетрудно: нужно танцевать только; гляди, как я танцую…». И, проговорив такие несвязные речи, уже неслась Катерина, безумно поглядывая на все стороны и упираясь руками в боки. С визгом притопывала она ногами; без меры, без такта звенели серебряные подковы. Незаплетенные черные косы метались по белой шее. Как птица, не останавливаясь, летела она, размахивая руками и кивая головою, и казалось, будто, обессилев, или грянется наземь, или вылетит из мира.

3) …Несколько человек даже танцевали мазурку, и полковник П*** полка никогда не упускал случая заметить об этом, разговаривая с кем-нибудь в обществе. «У меня-с, – говорил он обыкновенно, трепля себя по брюху после каждого слова, – многие пляшут-с мазурку; весьма многие-с; очень многие-с».

4) – Вишь, чертовы дети! разве так танцуют? Вот как танцуют! – сказал он, поднявшись на ноги, протянув руки и ударив каблуками.

Ну, нечего сказать, танцевать-то он танцевал так, хоть бы и с гетьманшею. Мы посторонились, и пошел хрен вывертывать ногами по всему гладкому месту, которое было возле грядки с огурцами. Только что дошел, однако ж до половины и хотел разгуляться и выметнуть ногами на вихорь какую-то свою штуку, – не подымаются ноги, да и только! Что за пропасть! Разогнался снова, дошел до середины – не берет! что хочь делай: не берет, да и не берет! ноги как деревянные стали!

5) «Батюшки мои!» – ахнул дед, разглядевши хорошенько: что за чудища! рожи на роже, как говорится, не видно. Ведьм такая гибель, как случается иногда на Рождество выпадет снегу: разряжены, размазаны, словно панночки на ярмарке. И все, сколько ни было их там, как хмельные, отплясывали какого-то чертовского тропака. Пыль подняли Боже упаси какую! Дрожь бы проняла крещеного человека при одном виде, как высоко скакало бесовское племя. На деда, несмотря на весь страх, смех напал, когда увидел, как черти с собачьими мордами, на немецких ножках, вертя хвостами, увивались около ведьм, будто парни около красных девушек; а музыканты тузили себя в щеки кулаками, словно в бубны, и свистали носами, как в валторны.

6) Правда, волостной писарь, выходя на четвереньках из шинка, видел, что месяц ни с сего ни с того танцевал на небе, и уверял с божбою в том все село.

7) Люди, на угрюмых лицах которых, кажется, век не проскальзывала улыбка, притопывали ногами и вздрагивали плечами. Все неслось. Все танцевало. Но еще страннее, еще неразгаданнее чувство пробудилось бы в глубине души при взгляде на старушек, на ветхих лицах которых веяло равнодушием могилы, толкавшихся между новым, смеющимся, живым человеком. Беспечные! даже без детской радости, без искры сочувствия, которых один хмель только, как механик своего безжизненного автомата, заставляет делать что-то подобное человеческому, они тихо покачивали охмелевшими головами, подплясывая за веселящимся народом.

1. «Мертвые души». 2. «Страшная месть». 3. «Иван Федорович Шпонька и его тетушка». 4. «Заколдованное место». 5. «Пропавшая грамота». 6. «Ночь перед Рождеством». 7. «Сорочинская ярмарка».

2. Кто из героев «Мертвых душ»:

1) «посреди котильона… сел на пол и стал хватать за полы танцующих»?

2) на балу у полицмейстера «обнимал несколько раз Чичикова, произнеся в излиянии сердечном: «Душа ты моя! маменька моя!», и даже, щелкнув пальцами, пошел приплясывать вокруг него, припевая известную песню: «Ах ты такой и эдакой камаринский мужик»?

3) заставлял свою дворню делать «такие высокие скачки, какие вряд ли удастся выделать на театрах самому бойкому танцовщику»?

1. Ноздрев. 2. Председатель. 3. Плюшкин.

V. Танцы в произведениях Л. Н. Толстого

1. По данным цитатам назовите танцующие пары в романе Л.Н. Толстого «Война и мир».

1) Скорее, скорее и скорее, лише, лише и лише развертывался […], то на цыпочках, то на каблуках носясь вокруг […] и, наконец, повернув свою даму к ее месту, сделал последнее па, подняв сзади кверху свою мягкую ногу, склонив вспотевшую голову с улыбающимся лицом и округло размахнув правою рукой среди грохота рукоплесканий и хохота…. Оба танцующие остановились, тяжело переводя дыхание и утираясь батистовыми платками.

2) То он кружил ее, то на правой, то на левой руке, то падая на колена, обводил ее вокруг себя, и опять вскакивал и пускался вперед с такой стремительностью, как будто он намерен был, не переводя духа, перебежать через все комнаты; то вдруг опять останавливался и делал опять новое и неожиданное колено.

3) …Едва он обнял этот тонкий, подвижной стан, и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась так близко ему, вино ее прелести ударило ему в голову: он почувствовал себя ожившим и помолодевшим, когда, переводя дыханье и оставив ее, остановился и стал глядеть на танцующих.

4) Она улыбаясь подняла руку и положила ее, не глядя на него, на плечо […]. […], мастер своего дела, уверенно, неторопливо и мерно, крепко обняв свою даму, пустился с ней сначала глиссадом, по краю круга, на углу залы подхватил ее левую руку, повернул ее, и из-за всё убыстряющихся звуков музыки слышны были только мерные щелчки шпор быстрых и ловких ног […], и через каждые три такта на повороте как бы вспыхивало развеваясь бархатное платье его дамы.

1. Граф Илья Николаевич Ростов и Марья Дмитриевна Ахросимова. 2. Василий Денисов и Наташа Ростова. 3. Андрей Болконский и Наташа Ростова. 4. Графиня Ростова и адъютант-распорядитель.

2. Какой танец танцевали граф Ростов и Марья Дмитриевна на именинах у Ростовых?

Ответ: Данилу Купора, разновидность англеза.

3. Кто из героев повести «Детство» участвует в этих танцах?

1) Как мило она улыбалась, когда в chaine подавала мне ручку! Как мило, в такт прыгали на головке ее русые кудри, и как наивно делала она jete-assemble своими крошечными ножками! В пятой фигуре, когда моя дама перебежала от меня на другую сторону и когда я, выжидая такт, приготовлялся делать соло, […] серьезно сложила губки и стала смотреть в сторону. Но напрасно она за меня боялась: я смело сделал chasse en avant, chasse en arriere, glissade и, в то время как подходил к ней, игривым движением показал ей перчатку с двумя торчавшими пальцами. Она расхохоталась ужасно и еще милее засеменила ножками по паркету.

2) Покуда мы шли прямо, дело еще шло кое-как, но на повороте я заметил, что, если не приму своих мер, непременно уйду вперед. Во избежание такой неприятности я приостановился, с намерением сделать то самое коленце, которое так красиво делал молодой человек в первой паре. Но в ту самую минуту, как я раздвинул ноги и хотел уже припрыгнуть, княжна, торопливо обегая вокруг меня, с выражением тупого любопытства и удивления посмотрела на мои ноги. Этот взгляд убил меня. Я до того растерялся, что, вместо того чтобы танцевать, затопотал ногами на месте, самым странным, ни с тактом, ни с чем не сообразным образом, и наконец совершенно остановился.

1. Сонечка Валахина и Николенька Иртеньев. 2. Николенька Иртеньев и княжна.

4. Вставьте вместо пропусков названия танцев (по повести «Детство»).

1) – Il ne fallait pas danser, si vous ne savez pas!*) – сказал сердитый голос папа над моим ухом, и, слегка оттолкнув меня, он взял руку моей дамы, прошел с ней тур по-старинному, при громком одобрении зрителей, и привел ее на место. […] тотчас же кончилась.

*) Не нужно было танцевать, если не умеешь! (фр.)

2) Окинув залу решительным взглядом, я заметил, что все дамы были взяты, исключая одной большой девицы, стоявшей у двери гостиной. К ней подходил высокий молодой человек, как я заключил, с целью пригласить ее; он был от нее в двух шагах, я же – на противоположном конце залы. В мгновение ока, грациозно скользя по паркету, пролетел я все разделяющее меня от нее пространство и, шаркнув ногой, твердым голосом пригласил ее на […].

3) Еще помню я, как, когда мы делали круг и все взялись за руки, она нагнула головку и, не вынимая своей руки из моей, почесала носик о свою перчатку. Все это как теперь перед моими глазами, и еще слышится мне […] из «Девы Дуная», под звуки которой все это происходило.

1. Мазурка. 2. Контрданс. 3. Кадриль.

5. Назовите пары – «он и она», – танцующие в романе «Анна Каренина».

1) – Как хорошо, что вы приехали вовремя, – сказал он ей, обнимая ее талию, – а то, что за манера опаздывать.

Она положила, согнувши, левую руку на его плечо, и маленькие ножки в розовых башмаках быстро, легко и мерно задвигались в такт музыки по скользкому паркету.

– Отдыхаешь, вальсируя с вами, – сказал он ей, пускаясь в первые небыстрые шаги вальса. – Прелесть, какая легкость, precision, – говорил он ей то, что говорил почти всем хорошим знакомым.

2) Она ждала с замиранием сердца мазурки. Ей казалось, что в мазурке все должно решиться. То, что он во время кадрили не пригласил ее на мазурку, не тревожило ее. Она была уверена, что она танцует мазурку с ним, как и на прежних балах, и пятерым отказала мазурку, говоря, что танцует.

3) – Кити, ты не танцуешь мазурку?

– Нет, нет, – сказала Кити дрожащим от слез голосом.

– Он при мне звал ее на мазурку, – сказала Нордстон, зная, что Кити поймет, кто он и она. – Она сказала: разве вы не танцуете с княжной Щербацкой?

– Ах, мне все равно!– отвечала Кити.

1. Кити Щербацкая и Егорушка Корсунский. 2. Кити Щербацкая и Вронский. 3. Анна Каренина и Вронский.

6. По данным цитатам назовите произведения Л. Толстого и вставьте на месте пропусков имена героев, которые танцуют:

1) По закону, так сказать, мазурку я танцевал не с нею, но в действительности танцевал я почти все время с ней. Она, не смущаясь, через всю залу шла прямо ко мне, и я вскакивал, не дожидаясь приглашения, и она улыбкой благодарила меня за мою догадливость. Когда нас подводили к ней и она не угадывала моего качества, она, подавая руку не мне, пожимала худыми плечами и, в знак сожаления и утешения, улыбалась мне. Когда делали фигуры мазурки вальсом, я подолгу вальсировал с нею, и она, часто дыша, улыбалась и говорила мне: «Encore». И я вальсировал еще и еще и не чувствовал своего тела.

2) Видно было, что он когда-то танцевал прекрасно, но теперь был грузен, и ноги уже не были достаточно упруги для всех тех красивых и быстрых па, которые он старался выделывать. Но он все-таки ловко прошел два круга. Когда же он, быстро расставив ноги, опять соединил их и, хотя и несколько тяжело, упал на одно колено, а она, улыбаясь и поправляя юбку, которую он зацепил, плавно прошла вокруг него, все громко зааплодировали.

3) […], будучи чиновником особых поручений, вообще танцевал; судебным же следователем он уже танцевал как исключение. Он танцевал уже в том смысле, что хоть и по новым учреждениям и в пятом классе, но если дело коснется танцев, то могу доказать, что в этом роде я могу лучше других. Так, он изредка в конце вечера танцевал с […] и преимущественно во время этих танцев и победил […]. Она влюбилась в него.

1. «После бала». Иван Васильевич и Варенька. 2. «После бала». Полковник и Варенька. 3. «Смерть Ивана Ильича». Иван Ильич и Прасковья Федоровна

Тема танца в русской литературе

Танец — одно из самых загадочных явлений индивидуальной и общественной жизни человека. Изображение танца в литературе, с одной стороны способствует осмыслению культуры как таковой, а, с другой стороны, позволяет литературе «превзойти» себя в плане выхода на уровень реальности или, напротив, погружения в ирреальный условный мир танца.

Предварительный просмотр:

«Интеллектуальное будущее Мордовии»

Тема танца в русской литературе

(от фольклора до произведений 19-20 веков)

Котова Екатерина, ученица 8 В класса

Альканова Галина Александровна,

учитель русского языка и литературы

  1. Введение
  2. Танец как культурная универсалия
  3. Танец в русском фольклоре
  4. Бал — главная форма проведения досуга дворянина в 19 веке.

4.1 Бал — маскарад в стихотворении М.Ю. Лермонтова «Как часто пёстрою толпою окружён…»

4.2 Сцена бала и ее место в проблематике рассказа Л. Н. Толстого «После бала»

5. Танец в литературе 20 века.

5.1 Пляска бабушки в повести Максима Горького «Детство»

5.2 Танец в произведениях В.М. Шукшина

Танец – мать всех языков.

О мотиве танца, о его символике написано немало. Но главное всё же сводится к одному: в литературе, говоря о танце, художник не стремится воссоздать его целостно – танец становится одним из художественных средств, помогающих писателю раскрыть состояние души либо танцующего, либо повествователя. Танец в литературе – это лишь впечатление зрителя от танцующих или впечатления самих танцующих. И примеров этому множество: от строк в лирической поэзии до эпизодов в эпосе; от « Илиады » Гомера до современной литературы.

Танец — одно из самых загадочных явлений индивидуальной и общественной жизни человека. Изображение танца в литературе, с одной стороны способствует осмыслению культуры как таковой, а, с другой стороны, позволяет литературе «превзойти» себя в плане выхода на уровень реальности или, напротив, погружения в ирреальный условный мир танца. Посредствам мотива танца литература преодолевает собственную замкнутость, поскольку танец требует привлечения многих других сфер знания к исследованию художественного произведения. Исследование мотива танца в литературе помогает определить принадлежность художественного мира произведения к определенной культуре и в то же время обозначить универсальные непреходящие категории, выведенные в танце, как некий эстетический стержень, пронизывающий литературу в целом.

Танец – это прежде всего свобода. В истинном танце растворяется техника и остаётся обнажённая эмоция – музыка, выраженная пластически. В нём всё естественно и одновременно пронзительно: будь то безудержное веселье, счастье, или печаль, скорбь, или страсть, или мольба.

Проблема «танец в литературе» актуальна еще и в связи со спецификой танца как культурного явления. Танец лежит на стыке: быт-культура-искусство. Для современного литературоведения, тяготеющего к расширению и нивелированию рамок и включающего проблематику других отраслей науки и искусства (в том числе искусствоведение, культурология, социология), мотив танца наиболее удобная для исследования реалия, так как танец предполагает выход на другие сферы культурной жизни и деятельности человека.

Объектом исследования в работе является мотив танца в русской литературе.

Избранная область исследования представляется малоизученной. Новизна работы обусловлена главным образом сложностью исследуемого объекта.

В соответствии с избранным предметом работы целью исследования является о пределение значимости идеи танца в русской литературе.

1. Рассмотреть танец как культурную универсалию;

2. Выявить, какие танцы характерны для русского фольклора, литературы 19-20 веков;

3. Определить художественные функции танцевальных мотивов в русской литературе;

4. Обосновать тезис о том, что анализ образных и формально-стилевых параллелей между литературой и танцевальным искусством способствует выявлению художественного своеобразия произведений и приводит к более глубокому пониманию их внутреннего содержания .

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования его содержания и результатов в процессе формирования

целостного представления о русской литературе.