Том уэйтс русский танец о чем

Сочинение на тему «Я за здоровый образ жизни»

Лично я считаю, что вести активный и здоровый образ жизни это чудесно! Все же не просто так гласит народная мудрость о том, что не обязательно быть прекрасным, ведь главное в жизни – здоровье. Из слов великого Генриха Гейна “Единственная красота, которую я знаю,- это здоровье.” можно сделать соответствующие выводы, что не все то золото, что блестит снаружи, главное – внутреннее состояние, то бишь крепкое здоровье.

Многие посчитают то, что я скажу – полной ерундой, однако я постоянно удивляюсь тому, как подростки абсолютно спокойно стоят возле школы с бутылкой пива либо сигаретой в руках. Они полагают, что это круто, классно и стильно. А вот, когда их спрашиваешь: “Почему ты куришь?” В ответ они говорят: ” Не курить это правильно, однако не хочется умирать здоровым”. Я более чем уверена в том, что найдутся сторонники, поскольку это смешно и нелепо. Разве правильно считать себя крутым с сигаретой во рту?

Сама я занимаюсь бальными танцами и очень рада этому. И для этого есть ряд веских причин. Во-первых, я посвятила себя спорту и это приносит мне огромное удовольствие. Во-вторых, благодаря танцам я соблюдаю здоровый образ жизни, категорически отказываясь от курения и распивания спиртных напитков, а в третьих, количество моих друзей от этого не уменьшается, скорее наоборот – увеличивается.

Мне посчастливилось побывать во разных городах и завести новые знакомства со своими одногодками, такими же девчонками и мальчишками, которые занимаются спортом, бальными танцами с самого детства. Эти люди ведут здоровый образ жизни. Я легко и непринужденно с ними общаюсь, они в свою очередь дают мне полезные советы.

В этом кругу людей я ни разу не наблюдала плохих, с негативной энергетикой ребят. Мне приятно с ними общаться, поскольку от них исходит позитив и даже беру с них хороший пример. В своем городе я чемпионка по бальным танцам. На ежегодных соревнованиях среди лучших танцоров страны мечтаю занять ряды призеров.

И я отчаянно призываю всех людей, чтобы они одумались и оглянулись вокруг, поскольку хорошо жить насыщенной жизнью, радоваться собственными достижениями и победами над собой, вкушать дыхание времени.

Том уэйтс русский танец о чем

«А ты хотя бы знаешь, кто такой Том Уэйтс?» — спрашивает мегапродюсер Лариса Ивановна амбициозную провинциалку в художественном фильме «Попса». Зрителю становится ясно, что именно считают настоящей музыкой отечественные продавцы трёхаккордовых мукл.

7 декабря Лариса Ивановна празднует круглую дату, хорошую и грустную одновременно. Хорошую потому, что Уэйтсу стукнуло 60, а значит, он живуч, вопреки «больной печени и разбитому сердцу». Грустную оттого, что Ларисе Ивановне тоже давно не 20. В её жизни не было и никогда уже не будет своего настоящего Тома, и продюсирует она одно лишь подслащённое дерьмо. Пустив слезу в бокал с «Макалланом», Лариса Ивановна уронит голову на стойку домашнего бара, и хриплый безумец навсегда увезёт её на стареньком «бьюике» в Сердце Вечного Субботнего Вечера.

Провинциальная девушка Слава из фильма «Попса» могла узнать о Томе Уэйтсе ещё в начале 90-х, когда Продюсерский центр рок-н-ролльных приходов Единой Евангелическо-Лютеранской Церкви России выпустил виниловый диск с первым «экспериментальным» альбомом Уэйтса Swordfishtrombones. Наштамповав такое после обязательных Rolling Stones, Led Zeppelin, Pink Floyd и Боба Марли, «пират» Андрей Тропилло наконец высветил весь спектр зарубежной рок-музыки. Каким его себе представлял грамотный поклонник группы «Аквариум».

Любовь постсоветского интеллигента к сугубому американцу Тому Уэйтсу не требует глубокого кросскультурного анализа. Она основана на понятности алкогольно-мрачняковой тематики, доступности несложных мелодий и уважении к брутальному мужскому вокалу. Причём обогащённый сложным жизненным опытом голос Уэйтса не определяющий фактор. Капитан Бифхарт в этом смысле тоже не обделён, но пристрастие к кислотной шизе и недостаток внятных баллад в репертуаре не дали ему пробиться к сердечку Ларисы Ивановны.

Том Уэйтс проделал путь обратный тому, на котором Бифхарт не смог обрести популярность. Безумный Капитан начал с жёсткой психоделии и бескомпромиссного авангарда, а затем постепенно снижал градус эксцентричности. Поклонник Фрэнка Синатры, Уэйтс начал с поп-джаза и незатейливого аккомпанемента. Его ранние баллады, такие как Martha и Ol’55, сразу перепели более успешные исполнители. Но и в периоды безудержного экспериментирования со звуком Уэйтс остался верен простым мелодиям. Иначе Лариса Ивановна не покупала бы его новые альбомы. Экзотические инструменты, нестандартность аранжировок, причудливое смешение американских музыкальных жанров и яркий артистизм выгодно отличают Тома Уэйтса от звёзд российского шансона. Но поют они все об одном и том же — о жизни «как она есть».

Лариса Ивановна догадалась, о чём поёт Уэйтс, взглянув на обложки его первых альбомов. Для лучшего понимания требуется не только знание английского языка, но и подкованность в культуре США второй половины ХХ века.

Тома Уэйтса заслуженно называют «последним певцом битничества». Обожаемый Уэйтсом писатель Джек Керуак искал счастье на улицах, шоссе, в клубах и барах. В антураж бита входят также мотели и ночлежки. Герои — непризнанные поэты, клубные музыканты, городские сумасшедшие, не опасные для жизни и здоровья граждан преступники, задушевные шлюхи. Непременные атрибуты — алкогольное просветление и похмельное отчаяние. Обязательны бесцельные автопробеги по стране. Конечно, не ознакомившись с романом «В дороге», нельзя насладиться названием и всеми аллюзиями песни Уэйтса «Джек и Нил». Но она хороша и без культурного подтекста. Выставив голую задницу в окно автомобиля, пьяная подруга Тома придаёт тексту песни законченный вид.

Другой писатель, без упоминания о котором не обходится ни одна претенциозная статья о Томе Уэйтсе — Чарльз Буковски. От битников он дистанцировался, дзэна в барных туалетах не искал, джазу, фолку и блюзу предпочитал Густава Малера и вообще любил прятаться за своей печатной машинкой. Но Семён Александровский не мыслит своих моноспектаклей «по Чарльзу Буковски» без музыки Уэйтса. Видимо потому, что под Густава Малера изображать на сцене кривляющегося алкаша не психофизично. Так что в менталитете постсоветского творческого интеллигента Уэйтс и Буковски практически срослись, едва не присовокупив к себе ещё и Довлатова.

Внимательные поклонники творчества Тома Уэйтса легко заметят, что его вокал окончательно сформировался лишь к альбому Small Change (1976). Он стал гуще, шершавее, а смазанность дикции уже не оставляла сомнений в том, что Уэйтс бухает по-настоящему. Если раньше баллады Тома напоминали чистые слезинки на обрызганном уличными псами позавчерашнем латуке, то теперь в них стала примешиваться чуточка желчи, а латук завял окончательно. Песня «Выпивало пианино, а не я» полна едкой самоиронии, а «Больная печень и разбитое сердце» откровенно повествует о том, что чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью.

Тому тогда было 27. Чрезвычайно важный возраст для творческого человека. Многие не справляются с этим виражом. Джоплин, Хендрикс, Моррисон в поворот не вписались, но Уэйтсу удалось. Природный ум не позволил ему лечить своё пьянство наркотиками. С другой стороны, битническая закалка не дала ему опопсеть и превратиться в автора песен для Селин Дион. А прагматическая жилка помогла Тому использовать свою яркую творческую индивидуальность в разумных пределах. В 1976 году Уэйтс не отказался ни от алкоголя, ни от битнических идеалов. Но он сумел их закавычить и чётко ограничить контекстом своего творчества. Уэйтс никогда не был «дионисийским безумцем» типа Джима Моррисона или тех бесчисленных идиотов, что угорели в собственном чаду, даже не приблизившись хоть сколько-нибудь к популярности.

Бывшая возлюбленная Уэйтса и его компаньон по богемным излишествам, певица Рики Ли Джонс определённо высказалась на этот счёт: «Том, конечно, эксцентрик, но он отлично знает, когда не стоит проявлять свою эксцентричность. В глубине души он мечтает о тихой семейной жизни».

Расставание с Рики и женитьба на Кэтлин Бреннан в 1980 году — гораздо более судьбоносная веха в жизни Тома Уэйтса, чем осознание серьёзных проблем с печенью.

Сохранив себя для человечества и обретя незаурядную жену-соавтора, Уэйтс быстро вырос и как исполнитель, и как автор песен. Не без влияния Кэтлин он значительно разнообразил музыкальный репертуар, стал использовать огромное количество экзотических и устаревших инструментов, таких как фисгармония, строх-скрипка и ватерфон, а также самозабвенно погрузился в эксперименты со звукозаписью.

Альбомы 80-х, особенно Rain Dogs, — это выход на качественно иной уровень. Последующие альбомы с этого уровня уже не сойдут. Bone Machine (1992) и Mule Variations (1999) заслуженно получат Грэмми в разных номинациях.

Тематически Уэйтс остаётся верен себе — в текстах его песен по-прежнему хватает и светлой грустинки, и тёмной жестинки. Уэйтс любит петь о крушении надежд и поломанных судьбах. Со временем прибавилось изощрённого абсурда. Этому способствовало сотрудничество с театральным режиссёром Робертом Уилсоном. Уэйтс написал музыку к трём его пьесам, герои которых в той или иной степени сумасшедшие люди. Особенно характерна пьеса «Чёрный всадник», повествующая о клерке, вступившем в сговор с дьяволом из-за девушки. Готический абсурд источника — немецкая сказка — усилен отчаянной инструменталкой «Русский танец» с криками «Давай есчо!» и Уильямом Берроузом: он начитал для альбома милую макабрическую вещицу.

Том Уэйтс до сих пор не забывает своих литературных любимцев. Его тройной альбом Orphans: Brawlers, Bawlers & Bastards (2006) содержит стихотворения Буковски и Керуака.

Последний успешно миновал 27-летие, но до полтинника не добрался — сдулся и спился. Буковски продержался до 74. Неплохой результат даже для трезвенника. Берроуз жил 83 года, унижая антинаркотическую пропаганду. Пожелаем Тому Уэйтсу побить этот рекорд. У него хорошие шансы, ведь 17 лет назад «последний певец битничества» бросил курить и пьянствовать.

Даже самый беглый рассказ о Томе Уэйтсе был бы неполон без упоминания его вклада в мировой кинематограф. Уэйтс не только писал отличные саундтреки, но и снимался. Самая известная роль ― Ренфилд в копполовском «Дракуле». Любители артхауза вспомнят главную роль в джармушевском фильме «Вне закона» и участие в эпизоде «Кофе и сигарет». Но характерней всего коротенькая роль лузера в инвалидной коляске в «Короле-рыбаке» Терри Гиллиама. Герой Уэйтса выдал многозначительную тираду об офисном планктоне, мечтающем воткнуть ножницы в ненавистного начальника, но слишком слабом, чтобы совершить судьбоносный поступок. Хочется верить, что герой Уэйтса оказался сильнее и нашёл свой дзэн в нью-йоркском метро.

Марина де Бурбон

Marina de Bourbon

Биография

«Тебе нужно подумать о будущем», — твердили родители. И она решила открыть переплетную мастерскую. А что еще оставалось делать Марине де Бурбон, наследнице великого, но вконец обнищавшего французского рода?

Автор: Татьяна Филиппова
Сайт: Знаменитости

— Когда во Францию вошли немцы, меня из Парижа отправили в Бретань, в самый обычный католический пансион. Шла война, и подчеркивать свою родовитость считалось неприличным. Так что я, как и все воспитанницы, голодала, была также плохо одета. И оттого что перед моей фамилией стоит частичка «де», свидетельствующая о дворянском происхождении, мне было ни сытнее, ни теплее, чем остальным.

Может быть, это и к лучшему. Своих детей я отдала в весьма респектабельные учебные заведения, но они-то как раз очень страдали из-за своей фамилии: им приходилось все время защищаться. Директор лицея, в котором училась Татьяна, моя старшая дочь, даже попросил снять частицу «де», чтобы остальные дети не чувствовали неравенства. Поэтому младшая, Астрида, училась в Англии — там фамилия де Бурбон никого не смущала.

Последние новости и факты в Telegram-канале «Знаменитости». Подписывайся!

— А как родилась мысль открыть мастерскую? Что, переплетать книги было вашим хобби?

— Хобби?! Да у нас после войны просто не было денег, как почти у всех родовитых семей Европы! Некоторые дворяне даже продавали свои титулы, ну а я решила пойти работать. Почему именно переплетное дело? Видите ли, этому ремеслу меня обучила мадемуазель Бланш Мант, педагог по танцу. В конце сороковых годов в «Гранд-опера» выступали три сестры Мант, три танцовщицы. Одна из них взялась готовить меня к поступлению в консерваторию. Родители не препятствовали нашим занятиям, однако постоянно напоминали, что балет — это так ненадежно. Как-то я рассказала об этом мадемуазель Мант. Она рассмеялась и предложила на всякий случай научить меня переплетать книги: «У меня есть переплетный станок, если хочешь, я тебе его подарю». В консерваторию я провалилась, и через год, когда мне исполнилось 18, открыла маленькую мастерскую, которая просуществовала почти десять лет. Так что переплетное дело действительно оказалось более надежным, чем танец.

— Наверное, именно там вы и встретились с будущим мужем? Однажды герцог Пармский зашел к вам, чтобы отдать в переплет томик Вольтера.

— Нет-нет, наше знакомство состоялось на юге Франции. У моей будущей свекрови, принцессы Дании, был дом в Вильфранш. Андрэ приехал ее навестить, а я как раз в это время гостила у своей тетки, Марии Бонапарт. Мы случайно столкнулись на пляже, когда были совсем одни — он и я. А ведь могли встретиться намного раньше, у нас были общие друзья — Жан Кокто, например.

— Видимо, ваш будущий муж был хорош собой, раз вы обратили на него внимание на пляже?

— Да, стройный, загорелый, на плече татуировка — галльский петух. Почему-то мне страшно понравился этот петух.

И вот я выхожу из воды, а он подходит и неожиданно спрашивает: «Скажите, мадемуазель, мы не могли видеться вчера в Сен-Тропе?» Оказалось, накануне мы действительно были на одном и том же приеме. Мы разговорились, Андрэ пригласил меня поужинать. И с того дня уже не расставались. Правда, о том, что мы знакомы, никому не говорили, скрывались ото всех. Хотели, чтобы это было нашим секретом, нашей тайной.

Я впервые встретила человека, который был так немногословен, не говорил комплиментов, не твердил о своей любви, и это, как ни странно, меня окончательно покорило. Я не верю клятвам: любовь нема.

Через месяц Андрэ попросил моей руки. Очень скромно, без пышных объяснений. Мои родители дали согласие на брак, и в мае I960 года мы обвенчались.

Мы поженились там же, где познакомились, — в Вильфранш. Если бы свадьбу устраивали в Париже, пришлось бы приглашать огромное количество народу, а мы этого не хотели. Вильфранш — чудное место, единственный кусочек Франции, когда-то принадлежавший России. Здесь, в 50 километрах от Ниццы, стоял на рейде русский императорский флот.

Венчались мы в знаменитой «Часовне рыбаков», расписанной Жаном Кокто. Приглашенных было совсем немного. Во-первых, эта часовня так мала, что в ней может поместиться не больше десятка человек. А во-вторых, в тот же день выходила замуж принцесса Маргарет, сестра королевы Елизаветы Английской, и многие наши друзья, в том числе и Жан Кокто, заранее получили приглашение на торжество. Поэтому у нас получилась настоящая «свадьба любви» — без чужих глаз.

Этот день я помню, будто он был вчера. После венчания мы сели в вечерний поезд и отправились в Парму, где прошло детство Андрэ. Когда король Италии был свергнут с престола, члены его семьи покинули страну, и мой муж, герцог Пармский, вырос в Париже. Но когда мы вошли во дворец, в котором Андрэ жил ребенком, оказалось, что здесь его хорошо помнят. Встреча была очень волнующей. Потом мы вернулись в Париж и. стали работать уже вместе.

— У него тоже не было средств?

— Ни гроша! Он, как я иногда шучу, пристроился к моей мастерской, причем весьма удачно. Андрэ, окончив Эколь-Буль (учебное заведение, основанное еще Людовиком Четырнадцатым), несколько лет работал у Жана Сена, известного парижского декоратора. После свадьбы мы открыли, так сказать, семейную фирму: муж реставрировал старинную мебель, я переплетала книги и делала багеты.

— Как же принцесса Датская отнеслась к тому, что ее сын занимается ручным трудом, словно простой смертный?

— Она нас благословила и даже разрешила использовать имя герцогов Пармских в названии нашей маленькой фирмы.

Дела пошли так хорошо, что через какое-то время мы уже смогли купить магазинчик на рю Бонапарт, нанять шестерых мастеров и заняться торговлей антиквариатом. Пожалуй, это было самое лучшее время моей жизни.

При магазинчике мы открыли бар, я сама стояла за стойкой, варила кофе и смешивала коктейли. Люди, заходя выпить или перекусить на скорую руку, не могли удержаться, чтобы не заглянуть в магазин. Частенько выходили они от нас уже с какой-нибудь покупкой. Кстати говоря, коктейли во Франции ввел в моду Жан Кокто — он был невероятный выдумщик. На приемах собственноручно смешивал напитки и всегда был готов поделиться рецептом со всеми желающими. Между прочим, логотип «Картье» тоже появился благодаря Кокто. Жан однажды заказал у Картье три кольца из разноцветного золота — белого, красного и желтого. Вот эти три сплетенных колечка со временем и стали символом «Картье». Кокто был талантлив во всем: писал романы, которыми зачитывался весь Париж, снимал очень интересные фильмы-сновидения.

— Кокто водил дружбу со многими русскими, жившими в Париже. Среди его друзей были и Серж Лифарь, и Вацлав Нижинский — танцовщики дягилевской труппы. Вы не встречались с ними?

— Нижинского я не знала, долгие годы он тяжело болел и не покидал швейцарской клиники, где и окончил свои дни. Серж Лифарь. я познакомилась с ним еще девочкой — он приходил в дом моих родителей. Лифарь был завсегдатаем маленьких бистро на Монмартре, просиживал там ночи напролет. Блестящий человек и большой мастер эпатажа, он любил повторять: «Вся моя жизнь — огромный скандал». После войны Сержа многие упрекали за то, что он танцевал перед Гитлером. Лифарь же в шутку объяснял, что действовал на пользу Франции: «Ведь я же со своими танцовщиками и танцовщицами развратил немецкий штаб!» Он уверял всех знакомых, что за свои «военные заслуги» вот-вот получит от де Голля орден. Впоследствии его действительно наградили орденом Почетного легиона, хотя конечно же не за это.

Если вспомнить, скольких людей я перевидала за свою жизнь, и каких людей! Моим большим другом был Жан Шазо, великолепный танцор, сменивший Лифаря на парижской сцене. Вот уж кто действительно знал всех и кого все любили. Невероятно, но он успел подружиться даже с Хрущевым, когда тот приезжал в Париж. Шазо был постоянным клиентом нашего магазина. Оставлял кучу денег и всегда покупал что-нибудь для Франсуазы Саган: серебряную пепельницу или какой-нибудь причудливый мундштук — она много курила.

Франсуаза — восхитительная женщина. О ней говорили, что она из тех, кто живет неистово, «зажигает свечу с обоих концов». Мы иногда встречались в ночном клубе «Белый слон» или в ресторане «Club S’Germaen», где ее всегда окружали очень заметные люди, и среди них было много красивых мужчин. Она принадлежала к кругу, который в Париже называли «Jet society», или более коротко — «Jet set». Его членов в понедельник можно было видеть на приеме у парижских Ротшильдов, во вторник — на премьере в Нью-Йорке, в четверг — на ужине в Монако. Мы с мужем в молодости тоже входили в этот круг: нам присылали приглашения на все приемы, обеды, ужины, иногда даже билеты на самолет, чтобы мы могли приехать вовремя.

— Кто же блистал тогда на великосветских приемах?

— Брижит Бардо, ее все хотели видеть. Знаете, со времен Мопассана многое изменилось — тогда в светские салоны зазывали писателей, в наше время — киноактеров. Пикассо, правда, тоже приглашали всюду, но он никуда не ходил.

— А это правда, что Кристиан Диор не пожелал включить Брижит Бардо в число своих клиенток?

— Скорее всего Брижит сама не захотела у него одеваться: она всегда была скуповата. Туалеты от Диора стоили целое состояние. Я, к сожалению, не могла себе позволить к нему обращаться часто — сначала была слишком молода, потом Диор стал слишком дорог.

После рождения Татьяны мы с мужем отошли от светской жизни.

— Старшей дочери вы дали русское имя в честь какой-то из своих подруг?

— Нет, мне просто понравилось, как оно звучит. Татьяна де Бурбон — по-моему, очень красиво. Таня стала тринадцатой внучкой королевы Дании Маргарет. Любопытно, что, когда она родилась, бабушка играла в казино Монте-Карло, поставила на цифру тринадцать — и выиграла! Сейчас я сама стала бабушкой, у меня двое внуков.

— А чем занимаются ваши дети, муж?

— Таня захотела стать модисткой, работала у Ланвина, потом вышла замуж за сына Жильбера Беко и работу оставила. Астрида живет в Нью-Йорке и работает на бирже, сын Аксель возглавляет фирму по производству шампанского.

Андрэ исполнилось 72 года, и он отошел от дел. Мы с ним живем в чудесном местечке, оно называется «Le Reve» — «мечта». Я обожаю пилить дрова, варить компоты, выращивать цветы. Порой мне кажется, что я могла бы всю жизнь прожить вот так, в деревне. А недавно я совершила самый безумный поступок в своей жизни — купила развалины старинной мельницы и теперь пытаюсь ее восстановить.

А еще у меня в Париже есть один магазинчик, очень изящный. Там продается все, что заставляет человека мечтать. Это может быть французское шампанское, индийский шелк и даже небольшой вертолет — почему нет? Недавно я один продала, самый маленький в мире. В общем-то я продолжаю дело, которое мы когда-то начали вместе с мужем. Каждое утро я полчаса провожу в саду, потом сажусь в машину, ставлю кассету с уроками английского и еду в Париж.

День пролетает незаметно, вечером снова сажусь за руль и еду к себе в деревню. Тишину в нашей «Мечте» нарушают только крики одичавших котов. Иногда они приходят к нам ночевать.

Источник информации: журнал «КАРАВАН ИСТОРИЙ», май 2000.

Том уэйтс русский танец о чем

В прошлый четверг распалась группа Dead Can Dance. Лиза Жерар и Майк Бреннан заявили о своем желании продолжить свою музыкальную карьеру в качестве сольных музыкантов, что и подтвердил на пресс-конференции пресс-секретарь фирмы 4AD Рик Хольтсмэн. Как он пояснил журналистам, решение о расставании музыканты приняли совместно, и «назревало это желание уже давно». Сами музыканты пока не прокомментировали этого, несомненно, печального события публично.

Группа Dead Can Dance в течение семнадцати лет радовала поклонников изящной, изысканной, небанальной музыки. Удивительно, но в России группа пользовалась не меньшей, а то и большей популярностью среди меломанов, чем у себя на родине. О ее знаковом, символическом статусе говорит хотя бы тот факт, что и Оленька Арефьева, и Умка с удовольствием исполняют на своих концертах песенку собственного сочинения под названием «Дэд Кэн Дэнс».

Chumbawamba

В воскресенье 14 декабря английские музыканты организовали политическую акцию в защиту Мумии Абу Джамала. В Лондонском концертном зале Mean Fiddler Hall выступили группы Mekons, A3, The Oyster Band и собственно организаторы акции — знаменитые своими левыми взглядами участники группы Chumbawamba.

Американец Мумия Абу Джамал с 1982 года сидит в тюрьме, будучи осужден за убийство полицейского. Он был участником экстремистской негритянской организации «Черные Пантеры», затем работал журналистом, а уже находясь в тюрьме, выпустил диск в популярном в США жанре spoken word, с помощью которого выразил все, что он думает о нынешнем состоянии американского общества. В течение шестнадцати лет Мумия Абу Джамал пытается доказать свою невиновность и просит пересмотреть дело, но в повторном суде ему отказывают. В защиту Абу Джамала уже выступали американские музыканты, группа Rage Against The Machine и рэппер Chuck D.

Концерт проходил в переполненном зале и был приурочен к пятидесятилетию принятия Декларации Прав Человека.

Попутно заметим, что прошлогодний альбом «Чумбавамбы» Tubthumper стал платиновым, а сейчас группа работает над новым диском.

Интересные сайты

«Летучий Голландец»

Эта страничка разительно отличается от тысяч других тем, что она интересна не своим дизайном или другими сугубо интернетовскими псевдодостоинствами, а уникальным содержанием. Бывший участник одной из первых русских рок-групп впервые за тридцать пять лет опубликовал свои воспоминания, фотографии группы и ее музыку великолепного качества (в формате RealAudio). Группа называлась «Летучий Голландец» и существовала в 1963-1967 годах в Москве, выступала на танцах и, в частности, в кафе «Лель» на проспекте Мира. Кафе существует до сих пор, а солист и композитор группы Зиновий Словесник живет в Нью-Йорке, чинит тамошним жителям телевизоры. Освоив язык HTML, он и решил поделиться с мировой общественностью своими трогательными и любопытными воспоминаниями.

В понедельник, 14 декабря, открылся официальный сайт группы «Воскресение» (см. ниже). Первое, что совершил этот сайт — обрушил «Несткейп» вашего обозревателя. Дальнейшие подробности см. в ближайших выпусках «Willy Weekly».

Marilyn Manson

В минувшие выходные сорвалось два европейских концерта Мэрилина Мэнсона, скандально известного американского шок-рокера. Самый известный в мире закомплексованный неудачник отменил свои выступления в Германии и Австрии в связи с некоей внезапной болезнью. Проблемы, неприятности и происшествия преследуют Мэнсона в течение всей его артистической карьеры. Чтобы не перегружать заметку прошлыми подвигами Мэнсона, напомним, что предыдущие неприятности были у него не далее как в четверг 10 декабря. Будучи в Норвегии, Мэнсон был обижен тамошней столичной гостиницей, которая ввиду намечавшейся Нобелевской церемонии, попросила рок-звезду переехать куда-нибудь в другое место. И все это происходит на фоне двух судебных процессов по обвинению в злостном хулиганстве.

Андрей Сапунов («Воскресение»)

16-го декабря Андрей Сапунов со своим сольным проектом выступит в Центральном Доме Художника. Билеты продаются исключительно в кассах ЦДХ на Крымском валу. Начало в 19.00.

«Воскресение»

20 декабря в ДК «Меридиан» (м. «Калужская»).

В понедельник 14 декабря фирма «Фили рекордз» выпустила новый альбом группы «Тараканы» (под названием «Четыре таракана» ансамбль уже выпустил четыре альбома, так что их новый диск «Посадки нет» можно считать пятым) подробнейшую информацию об альбоме можно почерпнуть из пресс-релиза, прилагаемого к нашей колонке новостей.

Молчание Тома Уэйтса затянулось. Последней работой была почти немузыкальная, театрально-драматическая вещь Black Rider, созданная на стихи Берроуза. Образ бродяги и альтернативного мыслителя чудесным образом не противоречил факту вручения Грэмми — Сталинской премии нынешнего музыстеблишмента Соединенных Штатов (Bone Machine, 1992) — и участию в нескольких фильмах Копполы. Те, кто находил последний альбом Уэйтса скучным, и замысел его непонятным, помалкивали, боясь прослыть простаками.

Затем Том Уэйтс замолчал. Раз в год на кухне где-нибудь на Калашном можно было услышать ленивый вопрос: «Вот ты следишь за музоном, а что там старина Том?»

И вот через шесть лет молчание прерывается. Уэйтс подписывает договор с фирмой Epitaph, на которой трудятся такие калифорнийские панки как Rancid и Pennywise. В маленьком городке Севастополе (Sebastople, Calif.) Том Уэйтс записывает двадцать песен для нового диска. Недавно стала известна предполагаемая дата выхода — конец марта.

Как всегда интересен набор музыкантов, работавших над пластинкой. Среди них и Лес Клэйпул — басист, лидер группы «Примус» и старый приятель Уэйтса Марк Рибо, авангардный гитарист, хорошо известный отечественным меломанам и Смоки Хормел, еще один гитарист, ранее игравший с Беком. По словам их пресс-чиновника, альбом может быть назван Box Spring Hog или Mule Variations.

На 12 января назначен выпуск третьего диска лос-анджелесской группы Sugar Ray. Лично мне этот диск интересен тем, что музыканты обещали включить в альбом свою версию старинного хита Стива Миллера «Абракадабра».

Dusty Trails

Над своим дебютным альбомом трудятся участники группы Dusty Trails. Группа была создана бывшими участниками Breeders и Luscious Jackson.

Какие-либо веб-страницы пока не обнаружены.

Rage Against The Machine

Rage Against The Machine в Лос-Анджелесе работает над своим третьим альбомом. Продюсером альбома снова выступил Брендан О’Брайэн, продюсер группы Pearl Jam. Параллельно с творчеством, лидер Rage Against The Machine занят организацией очередной политической акции. Зак Де Ла Рока хочет в январе устроить большой фестиваль в защиту Леонарда Пелтиэра, того самого индейца, который в 1975 году получил два пожизненных срока за убийство двух агентов ФБР.

Новый альбом южно-калифорнийских поп-панков Offspring называется Americana и продолжает стратегию их мультиплатинового диска девяносто четвертого года Smash — превращение самых радикальных панковских идей в выгодный коммерческий товар.

Depeche Mode

В январе будет переиздан заново сведенный альбом Depeche Mode, The Singles 81-85, к которому добавлены две вещи Just Can’t Get Enough (Schizo Mix) и Photographic.

Запись своего второго альбома закончила группа Banyan, которую возглавляет заслуженный сиэттлский ударник Стефен Перкинс, знаменитый своим участием в группах Jane’s Addiction и Porno For Pyros. Альбом называется Any Time At All и появится в продаже в феврале. Между прочим, на должностях бас-гитариста и гитариста в Banyan числятся члены Red Hot Chilli Peppers — соответственно, Фли и Джон Фучиенте, а некоторые партии баса исполняет басист Лу Рида Роб Вассерман.

Какие-либо веб-страницы пока не обнаружены.

Love And Rockets

Новый диск Love And Rockets называется Lift. Как и прежде, группа следует в фарватере Pet Shop Boys и Depeche Mode. Пятнадцать лет назад это было модно, сейчас это странно. Кроме того вызывает удивление, как пожилые, в сущности, люди, неконструктивно употребляют родной английский язык. Вот цитаты из четырех песен с нового диска.

1. Libido tells me yeah/ I wanna stay, my dick say/ Go on, come on/ Walk that way.

2. Where the hell is my hero/ Her pussy tastes just like nothing at all.

3. He says/ Don’t shrink my penis/ She says/ Don’t make me dry.

4. And he didn’t get hard/ And he didn’t get hard/ And he didn’t get hard/ And he didn’t get hard/ And the girl went away.

В продаже находится двойной концертник группы L7 Live: Omaha to Osaka. Из шестнадцати песен, содержащихся на диске, три — новые.