Удмуртские движения в танце

Удмуртские движения в танце

На современном этапе развития вполне очевидным является многоплановость восприятия слова «Россия», включающая в себя многоконфессиональные, полиэтничнические, многонациональные и другие аспекты. В связи с приобретением многими республиками России суверенитета стала отчетливо проявляться и многовекторность в развитии ее культуры, что наиболее ярко выразилось в формировании региональных культур. Если развитие советской культуры характеризовалось некоторым однообразием и монологичностью, то постсоветский период свидетельствует об обратном: культура России — это многообразие разных региональных и национальных культур. Таким образом, изучение региональных культур становится вполне оправданным, тем более что оно является «одним из способов преодоления возникающих сложностей осмысления культуры страны в целом» [2.С.20]. К этому стоит добавить, что современный мир многими учеными характеризуется как эпоха глобализации, для которой характерна универсализация и унификация стандартов и ценностей. Но, как пишет британский социолог З.Бауман, в противовес этому идет и другой процесс — процесс «локализации» и закрепления пространства [1.С.10]. Действительно, многие народы, стараясь не потерять свою самобытность в глобализирующемся мире, ведут в настоящее время активную работу по возрождению и сохранению своих национальных традиций, обычаев, праздников и т.д. В этом отношении не является исключением и Удмуртия, где за последние 15-20 лет появилось большое количество произведений и творческих коллективов, свидетельствующих об интересе к своей национальной культуре. Причем зачастую эти коллективы не ограничиваются в своем репертуаре исполнением только удмуртских песен и танцев. Поскольку в республике проживает большое количество национальностей, то своеобразная полиэтничность отражается и на выборе номеров для концертных программ.

Одним из новых коллективов, появившихся в 90-е годы XX века стал Удмуртский театр фольклорной песни «Айкай» . По легенде Айкай — это имя удмуртской девушки, которая в давние времена встала на защиту своего племени от свирепого Уйшора — северного ветра. Основной творческой задачей этот ансамбль считает возрождение забытых образцов народной песенной культуры, украшений, костюмов и стремление показать это в ярко-зрелищной театрализованной форме. Научно обоснованная программа дает представление зрителю о песенно-танцевальной культуре удмуртского народа и его быте. Отличительной чертой этого коллектива является универсальность артистов. Театр песни «Айкай» не подразделяется на вокальную, оркестровую и танцевальную группы: в коллективе осуществляется полная взаимозаменяемость, что говорит о достаточно высоком профессионализме артистов. Репертуар этого театра состоит из удмуртских, татарских, марийский, русских, венгерских песен в сочетании с танцами и хороводами этих народов. Как говорит художественный руководитель ансамбля Е.Серебренников: «Наш стиль лежит между традиционной концертной обработкой народного материала, распространенной в советскую эпоху в больших ансамблях песни и танца, и аутентичной народной манерой исполнения» [4].

Стремление к возрождению народной культуры характерно и для другого творческого коллектива — Государственного ансамбля народной песни, музыки и танца Удмуртской Республики «Танок», основанного в 1990 году. «Танок» — носитель местной народно-певческой традиции. В репертуаре ансамбля есть прекрасные образцы песенного и танцевального творчества удмуртов — это удмуртские частушки и песни («Аналтид тон, монэ тугане» («Покинул меня мой милый»), «Отино лыктэ»(«Там идет»), «Бусъясын шобырскизы» («Покрылись туманом»), «Кырзаса»(«Эх, споем»), удмуртский танец «Тыпыртон» и другие примеры. Выезжая за пределы Удмуртии, ансамбль расширяет национальные блоки концертной программы, а у себя на родине упор делается на звучание русского репертуара. Поначалу в него входили такие русские песни, как «Ой, при лужке», «По полю», «Вниз по морю». Позднее появилась возможность использовать местный материал. Студенты ездили в фольклорные экспедиции, записывали, расшифровывали песни, затем аранжировали и разучивали в ансамбле. Так в репертуаре ансамбля появились русские песни «По гороньке гуляла», «Не кукуй, кукушка», «Пошли девушки», «Береза девушкам приказывала». Поиск студентами репертуара по аудиозаписям и изданным сборникам песен привели к появлению в концертной программе ансамбля нескольких блоков, представляющих Россию во всем ее многообразии. Это и песни северных народов («Не вели ветры»), и песни уральского региона («Да от чего хмелек завелся»), и южные песнопения («Девка по саду ходила»), и казачьи мотивы («А я чернява») и еще множество примеров. Подбор песен различных жанров также сыграл положительную роль в успешной работе ансамбля. В концерты включаются различные по жанрам блоки (блок лирических песен, свадебные обряды, блок южно-русских песен и т.д.), а внутри блоков — разные по жанрам песни. Так, например, в рекрутском блоке звучит песня «Э, ой, по дорожечке» с накладывающимся на нее плачем по брату и частушки-страдания «Вот она и заиграла, гармоника Ванюшина».

Среди танцевальных номеров есть сюжетные и бессюжетные танцы. Бессюжетные танцы построены на отражении определенного характера, колорита той или иной народности. Основой для таких танцев являются несколько характерных движений или походок, по которым мы сразу узнаем их национальную принадлежность: удмуртский «Тыпыртон», танцы башкирских мари «Двенадцать» и «Веревочка». Сюжетные танцы прекрасно разбавляют программу присущими им юмором и зажигательностью: «Подружки» — танец для двух солисток, построенный на игре с большими Павлопосадскими платками; танец «Дудочка», в котором солистка с волшебной дудочкой заставляет плясать ухажеров и т.д.

Элементы танцев включены в вокально-хореографические композиции, но вполне могут исполняться и как самостоятельный номер — это стэповый фрагмент из композиции «Русский стэп» или кадриль из «Косякинских частушек». Во многих концертных номерах присутствуют элементы импровизации. И музыканты, и певцы в отдельных пьесах или песнях могут импровизировать, украсить партитуру подголоском в песне или пассажем в партии баяна настолько, насколько позволяет профессиональный уровень. Артисты самостоятельно находят образы, соответствующие песне или инструментальной пьесе и танцуют или поют в соответствии с ними, играя какую-либо определенную роль. Импровизация, живое проявление души на высоком профессиональном уровне — неотьемлимая часть работы коллектива. Форма подачи ансамблем народного материала (синкретизм слова, пения, танца, музыки, действа) соответствуют современным требованиям к любому направлению сценического искусства, так как вокалисты двигаются на уровне танцевальной группы, поэтому интерес молодежи к концертам ансамбля «Танок» не ослабевает.

В ансамбле своеобразный подход к воплощению народной песни и танца на сцене. Все артисты владеют народно — певческой манерой, могут играть на музыкальных инструментах, прекрасно двигаются и воссоздают народное искусство в его изначальной синкретичности. Но то, что предлагается артистами зрителям, не является копированием аутентичного музыкального фольклора. Уровень культуры современной слушательской и зрительской аудитории, мало подготовленной к восприятию подлинной народной песни (в силу оторванности от сельской жизни), требует сценического воплощения аутентичного материала и его режиссерской обработки. В целом можно отметить, что исполнительский стиль ансамбля «Танок» и его репертуарная политика — это воссоздание пласта народной музыки своего региона, отражение специфических черт населяющих Удмуртию народностей и выявление взаимосвязей их культуры с народными песенными традициями России.

«Танок» стремится к возрождению первоначального смысла своего названия. Современные энциклопедические словари не всегда дают трактовку этого слова, и лишь Толковый словарь живого великорусского языка В.Даля поясняет, что «танок» означает «хоровод», «игровые пляски на улице». Таким образом, «танком» в старину называлось место, где собиралась на вечеринку молодежь, чтобы потанцевать, попеть, пообщаться. Концерты этого ансамбля не являются чередованием отдельных номеров, поэтому здесь нет четкого разделения на вокалистов, танцоров и инструменталистов. Программа этого коллектива построена на основах традиционного русского народного гуляния: зазывалой и мастером разных трюков, шутом и скоморохом, певцами и танцорами. Стандартный оркестровый набор этого коллектива органично дополняется свистульками из глины, трещетками, ложками, колокольчиками, гуслями. Русские и удмуртские песни концертных программ сочетаются с песнями и танцами казаков, татарским и марийским фольклором.

Большое значение в сохранении образцов традиционной удмуртской культуры имеет творчество ансамбля «Эктон корка» (в переводе с удмуртского «Дом танца»). Это студия традиционного танца, которая была основана в декабре 1997 года инициативной группой (А.Н.Прокопьев, Н.Н.Чиркова и др.), выступившей с идеей организации в Удмуртии фольклорного движения и популяризации традиционного музыкального и танцевального фольклора удмуртов. Появление в Удмуртии коллективов фольклорно-этнографического направления, проведение серии фольклорных вечеров, праздников, мероприятий были вызваны возросшей потребностью общества в традиционных видах и жанрах искусства.

Для этого коллектива характерны разные формы творческой деятельности: концерты, программы, вечера, где собираются все желающие и в свободной форме в любой фольклорной ситуации исполняют песни и танцы. Коллектив не стремится к возрождению фольклорных образцов в том варианте, в каком они бытовали раньше, так как аутентичный фольклор — это фольклор общества, находящегося на традиционной ступени развития. Отличительная особенность этого коллектива состоит в наличии разных жанровых направлений. В частности, «Эктон корка» работает в жанре сценической обработки фольклорной песни и танца, что выражается в максимальной приближенности к оригиналу. Исполнению танцев, музыкальному сопровождению, костюмам артистов и общей атмосфере фольклорных действ и концертов «Эктон корка» присущ яркий национальный колорит. Одно из наиболее существенных отличий хореографии «Эктон корка» от хореографии удмуртских коллективов, практикующих постановку танцевальных композиций, — преобладание сильного индивидуального начала в танце, свободное варьирование танцевальных движений, богатая импровизация в рамках, заданных танцевальной традицией удмуртов, поэтому здесь исполнение танцев каждый раз превращается в неповторимый творческий акт (как это и должно быть в традиционном фольклоре), поэтому наполнено особым эмоциональным содержанием [3.С.114]. В этом отношении участники ансамбля считают себя традиционалистиами.

В западной фольклористике существует несколько видов работы с фольклором: аутентичный фольклор, воспроизведенный фольклор (то, чем непосредственно занимается «Эктон корка») и стилизованный фольклор. По мнению руководителя ансамбля А.Н.Прокопьева, аутентичный фольклор бытует в конкретной среде с участием непосредственных исполнителей (примером может служить совершение свадебного обряда в конкретном селе конкретными исполнителями). Если все это в такой же форме воспроизвести в другом месте, это будет уже не аутентичный фольклор. В этом отношении «Эктон корка» отличается от многих фольклорных коллективов Удмуртии. Участники ансамбля — это люди, которые являются носителями традиции, при этом далеко не всегда имея профессиональное музыкальное или хореографическое образование. Основной критерий в подборе участников — наличие умения традиционного исполнения, наличие интуитивного понимания и знания особенностей фольклорного исполнения.

При исполнении народных танцев и песен ансамбль стремится сохранить их особенности. На вопрос о выделении особенностей сугубо русских или удмуртских движений в танце руководитель ансамбля А.Н.Прокопьев говорит, что сделать это очень сложно, так как на протяжении большого количества лет в одном и том же танце сплелись традиции разных этнических культур. Но некоторые элементы все-таки можно вычленить. Так, на североудмуртскую хореографию большое влияние оказала русская хореография, что, в частности, выразилось в особом пространственно-композиционном решении: наличие мизансцен, акцентирование возможности общения в танце, а не демонстрация особой лексики ног. Именно там большое распространение получили фигурные танцы: кадриль, ланце. В южной же традиции национально-самобытных особенностей сохранилось больше, но все они, в той или иной степени, представляют собой местную разновидность единого диалекта этносов Поволжья. Здесь воедино слились татарский, марийский, чувашский и другие элементы: один стиль исполнения, один лексический язык. Если о влиянии русской танцевальной традиции на североудмуртскую еще можно говорить, то о влиянии татарской танцевальной культуры на южноудмуртскую говорить очень сложно. Танец — явление не консервативное. За одно десятилетие одна танцевальная система может смениться другой. Танцы могут иметь образную направленность. Так, у удмуртов одной из деревень Агрызского района республики Татарстан есть танец, который в переводе с удмуртского имеет значение «извиваясь червячком», когда несколько участников исполняют танец, двигаясь зигзагообразно.

С уверенностью можно сказать, что особенностью удмуртского танца является очень подвижная пластика ног и практически полная неподвижность туловища и рук. Связано это со стереотипами поведения в удмуртском обществе. Дело в том, что руки, по представлению удмуртов, являлись наиболее табуированной частью тела. Рукоделие (процесс, где наиболее активно задействованы руки) является делом интимным, а танец — действо публичное, поэтому исполнительницы в танце практически не используют руки. Этим же объясняется представление о красоте человеческого тела: для удмуртки важно в танце показать умение «плести узоры» ногами, причем не показывая стопу.

Танцевальный фольклор, который ложится в основу репертуара студии и популяризуется фольклорными действами «Эктон корка», представляет собой материалы полевых этнохореологических исследований кафедры этнологии и регионоведения Удмуртского Государственного университета. Причем фиксируется исполнение вариативное (один и тот же танец может быть исполнен одной и той же исполнительницей по-разному). Наблюдается исполнение одного и того же танца в разных деревнях. В основе творчества «Эктон корка» лежит вариативность и индивидуальность. Не существует раз и навсегда застывшего фольклорного произведения. Например, в фольклорной песне есть определенная модель (инвариант), которая подразумевает наличие определенных нот, опевание которых может быть различным. Этот напев в удмуртском языке именуется «гур». Песня — это законченное произведение, напев — лишь приблизительный вариант. Каким образом исполняется напев? Существуют обязательные элементы, ступени, которые обязательно должны быть исполнены. А каким образом это будет происходить — это дело исполнителя. Иногда это зависит от определенной ситуации, от определенного акта. Вобщем, это чисто индивидуальное творчество. То же самое и в танце. Конечно, чтоб не было хаотичного исполнения, существуют какие-то схемы, эстетические рамки — как должна танцевать девушка, как должен вести себя юноша, но в рамках этих канонов допускается проявление свободы интерпретации.

Таким образом, деятельность студии традиционного танца «Эктон корка», развитие и пропаганда ею — в рамках художественно-сценических, культурно-просветительских проектов — традиционных исполнительских форм фольклора удмуртов направлены на сохранение и популяризацию ценностей традиционной культуры, в том числе фольклорного наследия удмуртского народа.

Итак, главными направлениями в деятельности рассмотренных концертно-театральных коллективов являются, во-первых, изучение фольклорных произведений. Во-вторых, приобщение к изучению фольклора молодого поколения. Если в сельской местности еще можно говорить о передаче традиционных представлений от старшего поколения к младшему, то в городской среде интерес представляют, в большинстве своем, эстрадные или авангардные аранжировки фольклорных произведений. В-третьих, -интерпретация фольклорного материала. На данный момент можно выделить коллективы, стремящиеся к этнографически точному воспроизведению фольклорных произведений («Эктон корка», «Айкай») и коллективы, которые представляют произведения народной культуры в художественно-сценической обработке («Танок»).

  1. Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. — М.: Издательство «Весь Мир», 2004. — 188 с.
  2. Мурзина И.Я. Феномен региональной культуры: поиск качественных границ и языка описания: монография. — Екатеринбург, 2003. — 205 с.
  3. Прокопьев А. Студия традиционного танца «Эктон корка»: просветительская деятельность и научно-практические исследования в области традиционных исполнительских форм фольклора//Егит гондыр веме. Одомаа. Эрумаа. Калмез. Мушому. Тангыра. Идна. Каталог этнофутуристических выставок. — Ижевск, 2002.-С.113-114.
  4. Пузанова Н. «Айкай» спасает от холодного ветра // Удмуртская правда. 2000. 19 апреля.

Методическая разработка по теме:
Методическая работа»Формы существования удмуртского народного танца»

Танцевальное искусство удмуртского народа является неотъемлемой частью его духовной культуры. К сожалению, оно не стало до сегодняшнего времени предметом всестороннего исследования. «До сих пор нет ни монографии, посвященной истории возникновения и развития хореографического искусства удмуртов, а в фундаментальных работах, посвященных истории и этнографии, народному и профессиональному искусству в Удмуртии, нет разделов, посвященных удмуртским народным (фольклорным) танцам, профессиональному хореографическому искусству (национальному балету, народно- сценическим танцам)». История удмуртского народного танца, его национальные особенности в научном плане не исследовались. В литературе, в основном, можно найти только фрагменты, посвященные этой теме, которые носят информационный характер. Фрагменты данных источников будут скомпанованы и продемонстрированы в данной работе, показывая постепенное развитие удмуртской хореографии.

Предварительный просмотр:

МБОУДОД «Дебесская детская школа искусств им. Г.М. Корепанова- Камского»

М Е Т О Д И Ч Е С К А Я Р А Б О Т А

на тему «Формы существования удмуртского народного танца»

отделения Тронина М.А.

1. Удмуртский традиционный танец…………………………………………….5

2. Удмуртский народно- сценический танец………………………………. 6

3. Удмуртский стилизованный народный танец………………………………..8

4. Стилистические особенности удмуртского народного танца в различных его формах. Сравнительная характеристика форм удмуртского народного танца………………………………………………………………………………11

4.1. Лексика удмуртского народного танца……………………………….11

4.2. Музыка в удмуртском народном танце……………………………….12

4.3. Удмуртский танцевальный костюм…………………………………. 14

4.4. Сравнительная характеристика традиционного, народно- сценического и народного стилизованного удмуртских танцев…………………………………………………………………………….16

5. Фестиваль — как способ сохранения удмуртского народного танца………19

Танцевальное искусство удмуртского народа является неотъемлемой частью его духовной культуры. К сожалению, оно не стало до сегодняшнего времени предметом всестороннего исследования. «До сих пор нет ни монографии, посвященной истории возникновения и развития хореографического искусства удмуртов, а в фундаментальных работах, посвященных истории и этнографии, народному и профессиональному искусству в Удмуртии, нет разделов, посвященных удмуртским народным (фольклорным) танцам, профессиональному хореографическому искусству (национальному балету, народно- сценическим танцам)» [3, c. 528]. История удмуртского народного танца, его национальные особенности в научном плане не исследовались. В литературе, в основном, можно найти только фрагменты, посвященные этой теме, которые носят информационный характер. Фрагменты данных источников будут скомпанованы и продемонстрированы в данной работе, показывая постепенное развитие удмуртской хореографии. Для более точного разъяснения мною будут приведены примеры из личной практики и наблюдения со стороны.

В настоящее время удмуртская танцевальная культура сильно изменяется и приобретает черты усредненной массовой культуры, теряя свое творческое этническое начало. Чтобы не потерять характерность удмуртского народного танца, следует изучать и пытаться восстановить его.

Итак, природа удмуртского танца интересна и специфична. Познавая ее, мы познаем и удмуртский народ в целом. Удмуртская хореография — это часть культуры всего удмуртского народа. Именно этим обусловлена актуальность изучения природы удмуртского танца, необходимость ее сохранения и дальнейшего изучения.

Объектом исследования данной работы является непосредственно удмуртский народный танец, а предметом — возможные формы

существования удмуртского народного танца.

Цель данной работы — раскрытие природы удмуртского народного танца в разных формах его существования.

— анализ литературы по данной работе;

— изучить актуальность проблемы существования удмуртского народного танца;

— изучение форм существования удмуртского народного танца;

— выявление художественных и стилистических особенностей удмуртского народного танца.

При написании данной работы главными литературными источниками стали Витрук Н.В. «Этнокультура: русско- удмуртские связи. Избранные труды», Владыкин В.Е. «Религиозно- мифологическая картина мира удмуртов», Батурина Е.Н. «Удмуртские фольклорные танцы», а также личный опыт работы в образцовом детском хореографическом коллективе «Радужка» при Дебесской детской школе искусств имени Г.М.Корепанова- Камского.

1. Удмуртский традиционный танец

Удмурты являются одним из древних, коренных народов западного Приуралья, этносом финно- угорской языковой группы. Довольно рано удмурты оказались разделенными на две большие группы: северных и южных. Их развитие протекало в неодинаковых условиях, что определило некоторое своеобразие в их этнографических характеристиках: на северных удмуртов значительное воздействие оказали русские, южные испытали тюркское влияние. Различие между ними прослеживается в языке, в элементах материальной и духовной культуры.

В Ярском, Юкаменском, Балезинском районах Удмуртской республики, а также в Слободском районе Кировской области живет особая этническая группа — бесермяне, говорящая на удмуртском языке. Вероятнее всего, бесермяне имеют общее с удмуртами происхождение, хотя в их этническом становлении не исключено влияние какой- то тюркской группы.

Итак, танцы северных удмуртов чаще всего строятся на простом бытовом шаге, спокойном беге, притопах. Ограниченность лексики компенсируется рисунком танцев, замысловатыми переходами, своеобразными вращениями, положениями в паре.

Самобытностью отличаются танцы южных удмуртов. В лексике этой категории танцев наряду с мягкой манерой исполнения «косичек», переменных ходов и других движений присутствуют разнообразные дроби, дробные ходы. По хореографии они более разнообразны, ярки и богаты, чем танцы северных удмуртов.

Удмуртский народный танец был в основном массовым, коллективным (что издревле было предопределено в удмуртском этносе особой ролью общины, рода, семьи). Популярными были и остаются разнообразные коллективные пляски, хороводы, танцы втроем, вчетвером и далее по возрастающему числу их участников, кадриль, танцы- игры, танцы с определенной композицией.

2. Удмуртский народно- сценический танец

Становление профессионального хореографического искусства в Удмуртии происходит, прежде всего, на основе сценического освоения традиций и достижений народного танца.

Народно- сценический танец как художественное произведение имеет тематическое содержание, несет в себе определенную мысль, сюжет, композицию, неразрывно связан с музыкальным сопровождением. Логическое соединение движений, жестов, поз в хореографической фразе — путь к созданию хореографического образа. Органичное соединение изобразительных средств и хореографических фраз, эпизодов строго подчиняется определенным правилам построения произведения. Балетмейстер всеми этими и другими средствами реализует свой художественный, эстетический замысел, создает произведение искусства, в котором отображается его видение мира.

В сценическом танце как средство отражения действительности на первый план выходит движение, которое в соединении с музыкой составляет основу произведения – его лексику. Движения в танце четко организованы, соединены друг с другом, логично переходят от одного к другому. Они имеют определенную продолжительность, подчиняются определенному темпоритму, заданному музыкальным материалом, тем самым создается четкая ритмичная смена положений человеческого тела. Органические и специфические связи между движениями, жестами и позами того или иного народа в соединении с иными изобразительными средствами (музыка,

костюм, аксессуары и т.д.) и составляют содержание и особенности национальной хореографической культуры. Следует учитывать также особенности лексики отдельных жанров, видов, стилевых направлений.

Хореографические движения, приемы, жесты, позы обусловлены задачей создания определенного художественного образа. Однако лексика танца

становится образной лишь в целостной системе — структуре хореографического произведения, в котором раскрываются тема, идея. В хореографии танцевальная лексика есть форма бытия хореографического образа. В сценическом образе действуют живые люди — исполнители, которые создают коллективный, художественный образ в их индивидуальном проявлении, тем самым реализуя установку балетмейстера. Индивидуальные трюки, импровизация исполнения обогащают коллективный, художественный образ танца. Достигается это с помощью актерского мастерства, музыки и лексического материала. Так, какой- либо танцевальный шаг каждый исполнитель может исполнить по- своему, с присущими ему нюансами, одновременно играючи корпусом, позой, ракурсами тела.

Итак, танцевальный комплекс движений должен иметь свою внутреннюю логику танца, определяемую содержанием, образным смыслом танца, его жанром, стилем, национальным своеобразием.

Источники обогащения танцевальной лексики практически неисчерпаемы, вдумчивое использование их придает палитре национальных танцев еще больше красок и оттенков.

Постепенно изменяется не только структура отдельных движений, но и трансформируются одни танцы и нарождаются новые. Усложнение танцевальных комбинаций должно быть мотивировано, оправдано сценическим действием, содержанием танца. В то же время следует предостеречь от широкого и непродуманного использования нехарактерных для удмуртского танца движений с тем, чтобы не утратить своеобразия, чистоты и красоту удмуртского танца.

3. Удмуртский стилизованный народный танец

Практически во всех положениях по конкурсам среди хореографических коллективов присутствует номинация народный стилизованный танец. Такой танец основывается на национальных традициях, но в меньшей степени, иногда создается лишь характер народа без опоры на традиционную национальную лексику. Взяв любой фольклорный музыкальный материал, умело создав на него интересную аранжировку, добавив современные мотивы, звучания современных инструментов, мы получаем интересный рабочий материал, который вдохновляет на новые идеи и задумки. Подобная работа происходит и с лексическим материалом — его так же стилизуют, модернизируют, добавляя к нему совершенно новые, выдуманные постановщиком элементы, но обязательно в характере и стиле данного лексического материала.

Подобная работа в плане стилизации фольклорного материала используется и при обработке удмуртского материала. При стилизации удмуртского фольклора получаются ни с чем несравнимый лексический материал. При постановке удмуртского стилизованного танца каждый балетмейстер- постановщик проявляет свою выдумку. Казалось бы, исходное движение одно, а дальнейшая его стилизация каждым постановщиком направляется в свое русло, делая удмуртское танцевальное движение неповторимым и оригинальным.

Правила построения стилизованного танца аналогичны с правилами построения народного сценического танца. Так же как и в сценическом, в стилизованном на первый план выходит движение, которое в соединении с музыкой составляет основу произведения. Отличаться будут сами движения — они стилизованы, изменены с модернизированным уклоном и скомбинированы в интересные и необычные комбинации. В стилизованном народном танце все подчинено определенным правилам построения

произведения, имеется тематическое содержание, на протяжении танца мы наблюдаем определенную мысль, сюжет, композицию, все неразрывно связано с музыкальным сопровождением. Но один и тот же сюжет в стилизованном и сценическом народных танцах будут поданы зрителю по- разному. Нужно отметить, что народный сценический танец зритель может легко «прочитать», легко разгадать сюжет — он на «поверхности». В стилизованном народном танце есть своя загадка. Он с легким философским уклоном. В этом и изюминка стилизованного танца. Вот почему и лексика стилизованного танца необычна по своей конструкции — она несет мысль балетмейстера, которая часто в стилизованном танце близка с нашей современной жизнью. Я бы сказала, что лексика танца в целом — это своеобразный шифр, шифр мысли постановщика. Этот шифр в разных формах народного танца преподносится со своим уклоном. Все это несомненно относится и к стилизованному удмуртскому танцу. Уже при постановке удмуртского стилизованного народного танца мы обрабатываем удмуртский материал в целом, сохраняя при этом характерные черты удмуртского традиционного танца или характера удмуртского народа.

Имеются стилистические новообразования, которые используются для решения частных целей в хореографическом тексте и не оставляют серьезного следа в развитии лексики в целом (танцы ведьм, чертей, злых духов, танцы строителей и т.д.). Однако структурное ядро движений в новом лексикообразовании остается неизменным.

Причем надо отметить, что стилизация удмуртских движений именно для одного какого- то танца будет уже неуместна в другом, так как они придуманы только для определенного образа, поэтому их характер уже не сочтется с другими образами. Далее сочиненные и продуманные для данного танца движения могут быть вообще забыты и больше не использованы. Так как у каждого постановщика в голове «сидит» свой какой- то определенный

образ, и стилизация движений для своего образа индивидуальна она может не встречаться уже нигде. Главное в подобных постановках сохранить хотя бы характер народа.

Итак, стилизованный народный танец не искажает фольклорную лексику, а делает ее более интересной и привлекательной. Если старшему поколению более ближе фольклорный и народно- сценический танец, то для молодого поколения ближе стилизованный народный танец, который является одним из средств привлечения к искусству танца, а в данном случае именно к искусству удмуртского народа. Что несомненно является большим плюсом, так как со временем интерес у современного поколения к искусству и в целом к истории наших предков постепенно исчезает, а данное творчество привлекает и заинтересовывает.

4. Стилистические особенности удмуртского народного танца в различных его формах. Сравнительная характеристика форм удмуртского народного танца.

4.1.Лексика удмуртского народного танца

Основу народного танца составляет комплекс движений, имеющий характерные особенности для определенной народности.

Лексика удмуртского фольклорного танца строится на несложных элементах. Причем манера исполнения женского танца более мягкая, спокойная, девушка держит себя скромно, нередко опустив глаза. В быстрых плясках, исполняемых молодыми девушками, можно уловить веселый задор и лукавство, исполнении движений более энергичное, сохраняя достоинство и простоту общения с партнером. Мужчины выполняют движения более размашисто, с силой и подскоками. Это относится и к рукам во время исполнения одиночных плясок: у женщин они свободные, кончики пальцев чуть приподняты, при исполнении движений слегка переводятся из стороны в сторону; у мужчин за спиной, либо свободно реагируют на движения ног, кисть расправлена или собрана в кулак. Есть особенности положений рук в парах. Современная женская и мужская танцевальная лексика обогатилась и получила в народно- сценической хореографии равноправие.

До настоящего времени лексика удмуртских танцев в полном объеме не выявлена и не описана и главное — не систематизирована, что не обеспечивает достаточный уровень хореографического образования и не способствует подъему и развитию хореографической практики в Удмуртской Республике.

В народно- сценическом танце фольклорные движения, входящие в арсенал танца, трансформируются, усложняются, в них вводятся новые элементы, нюансы. Прослеживаются новообразования в шагах, в танцевальном беге, дробях, в прыжковых движениях, Очень много интересных сочетаний движений, комбинаций. Все это связано с

меняющимся укладом жизни, с возникновением новых сюжетов, образов. Часто случается так, что новообразования постепенно вживаются и впоследствии считаются традиционными. Нужно отметить, что эти новообразования украшают лексическую основу танцевальной культуры, подчеркивают красоту удмуртского танца, делая его ярче и богаче.

Говоря о лексической основе стилизованного удмуртского танца , нужно отметить, что в нем часто нет опоры на традиционную лексику. В нашей жизни наблюдается большой технический прогресс. То же самое можно сказать и о стилизованном танце, только заменив слово «технический» на «модернизированный». Лексическая модернизация идет с большой скоростью, она становится популярной в хореографической среде. Очень отличается техника исполнения стилизованных движений. Больше она скорее схожа с современным танцем, чем с народно- сценическим. Если народно- сценический танец приближен к фольклорному и в нем некоторые нововведения иногда даже признаются традиционными, то в стилизованном танце подача удмуртского танцевального материала идет в совершенно новом русле. Это новый этап в развитии народной хореографии. Как было сказано выше, стилизованная лексика может строиться и без опоры на традиционную лексику- важно сохранить характер народа, его манерность. А если в основу модернизированного движения берется исконно традиционное движение, то его стилизация включает в себя и законы построения современной хореографии. В этом и заключается особенность стилизованного народного танца- сочетание традиции и современности.

Итак, все виды удмуртского танца имеют одну общую основу- народный танец, их истоком является традиционная танцевальная культура, а также мировоззрение и миропонимание удмуртского народа.

4.2. Музыка в удмуртском народном танце

Музыка — неотъемлемая часть хореографии. В творчестве каждого

исполнителя или балетмейстера она является источником, который питает его вдохновение, определяет атмосферу, настроение и характер создаваемого художественного образа.

Удмуртский фольклорный танец сопровождался пением и игрой на национальных музыкальных инструментах. Познание музыкального народного творчества неотделимо от инструментоведческой тематики. На протяжении многих веков удмурты в своей практике употребляли ударные и духовые инструменты. Струнные инструменты тоже были известны удмуртами с древних времен.

Музыкальный народный инструментарий удмуртов включал гусли (крезь), варган (ымкрезь), духовые инструменты (узьыгумы), свирель (чипчирган). Кроме названных, у удмуртов бытовали инструменты, заимствованные у других народов: дуда (быз), гитара, балалайка, скрипка, гармонь (арган). Заслуживают внимания удмуртские гусли- крезь, струнный щипковый инструмент, изготовляемый кустарным способом. Крезь имеет две разновидности: простые гусли (крезь) и великые гусли (быдзим крезь).

В народно- сценическом танце самый хороший, современный, самый танцевальный в смысле возможностей его воплощения средствами хореографии замысел не сможет превратиться в прекрасное произведение, если музыка будет неинтересна, бледна, невыразительна. В то же время чем выше по своим качествам музыка, чем больше она соответствует поставленной художественной задаче, тем сильнее ее воздействие на участников, и они глубже проникаются ее образностью, настроением. Поэтому любую удмуртскую фольклорную музыку можно разработать- сделать ее более насыщенной, яркой, интересной. Используют несколько инструментов, комбинируют их для более звучного воспроизведения мелодии. Если для удмуртской фольклорной музыки в основном характерно то, что один и тот же мотив проигрывается на протяжении всей мелодии и если это песня, то меняются только слова куплетов, то уже в обработанной

музыке к народно- сценическому танцу можно уловить момент зачина, развития действия, саму кульминацию, развязку и экспозицию. Здесь можно уловить два момента — когда музыка пишется специально для определенного сюжета или сюжет подстраивается под выбранную музыку.

При написании музыки к удмуртскому народному стилизованному танцу также в качестве источника берут фольклорный материал. В стилизованной мелодии прослеживаются современные, эстрадные ноты. Взяв за основу фольклорную мелодию, ее аранжируют, обрабатывают. Но в основе стилизованной музыки не обязательно должна быть определенная фольклорная композиция- это может быть отдельно написанная автором мелодия, в которой с помощью выразительных средств мы узнаем удмуртский мотив, сочетаемый с эстрадной музыкой. Уже здесь можно проследить сочетание фольклорных и современных инструментов. Такая музыка специфична. На данный момент она популярна среди части удмуртской молодежи. Уже в продаже имеются сборники стилизованной удмуртской музыки, созданные под руководством уроженца Дебесского района Павла Поздеева. Данный материал очень интересен и им пользуются многие хореографы (в том числе и мы- руководители образцового коллектива «Радужка»)- он привлекает своей неповторимостью и оригинальным звучанием, подталкивает на новые идеи и сюжеты. Благодаря стилизованной музыке прослеживается новаторство в хореографии, в том числе и в удмуртской хореографии.

4.3. Удмуртский танцевальный костюм

Удмуртский танец нельзя представить без национального костюма. Исследователи народной одежды удмуртов отмечают в ней три костюмных комплекса: северный трехцветный (белый, красный, черный), южный полихромный и бесермянский. Каждый из комплексов имел различные

варианты. Между северными и южными комплексами выделяетсяпереходный шарканско- якшур- бодьинский костюм. Локальные варианты

костюмных комплексов отличаются друг от друга деталями покроя, орнаментацией, украшениями, отдельными предметами, составляющими комплекс.

В наше время национальный костюм используется при исполнении фольклорных танцев [см. приложение 1, 2, 3, 4]. Бережное отношение к удмуртскому костюму в традиционных танцах показано студией традиционного танца «Эктон корка», руководителем которого является этнохореограф А.Н. Прокопьев. Задачей данного ансамбля является правильное прочтение фольклора, одновременное вживание в традицию и вживление ее в сегодняшнюю культуру, установку на подлинность, этничность воспроизводимого культурного материала. Потому при выступлении этого ансамбля мы видим не только традиционный танцевальный фольклор удмуртов, но и настоящие традиционные костюмы, подчеркивающие манерность, характер и в целом многовековой культурный опыт удмуртского народа.

Проявление творчества в отношении к удмуртскому костюму в сценических танцах [см. приложение 5, 6, 7, 8] показала М.А. Барт, художник ансамбля «Италмас». Сценические костюмы певцов и танцоров, выполненные М.А.Барт, сохраняют народно- этнографическую традицию- их функциональность, многослойность, покрой, цветовую гамму, рисунок вышивок, украшения, иные аксессуары. Но художница творчески их преобразила, сделала броскими, усиливая их цветовую гамму, яркость, тем самым избегая карнавального многоцветия, безвкусицы.

Большой вклад в разработку удмуртских сценических костюмов, используемых в танцах, обрядовых композициях, внес художественный руководитель театра фольклорной песни и танца «Айкай», П.П.Данилов.

В своих работах художник- дизайнер отказывается от театральной стилизации и ориентируется на костюмы, максимально приближенные к фольклорным образцам, при этом соблюдая сценические законы, а именно: в костюмах

чуть увеличены фигуры орнамента, чуть ярче краски.

В удмуртском стилизованном танце традиционный костюм модернизируется, подстраиваясь под образ, под музыкальное сопровождение. От национального костюма берутся только основные элементы, подчеркивающие образ народа. Главное здесь — не переборщить и не стилизовать костюм до неузнаваемости. Стержень традиционного костюма должен быть сохранен и только вокруг него следует вить свои фантазии.

Вообще же, каждый танцевальный костюм специфичен. Но его символическое значение неизменно. В любом виде он должен подчеркивать национальные особенности народа, его уникальность и неповторимость [см. приложение 9, 10, 11].

4.4.Cравнительная характеристика традиционного, народно- сценического и народного стилизованного удмуртских танцев

Рассмотренные выше формы удмуртского танца имеют свои сходства и различия:

— народно- сценический и стилизованный танцы исполняются на сцене для зрителя, традиционный же исполняется в быту, для себя, на праздниках, посиделках, гуляниях;

— народно- сценический и стилизованный сочиняются постановщиком, а традиционный создается в процессе коллективного творчества;

— народно- сценический и стилизованный в памяти постановщика и исполнителей, у традиционного же основной источник существования — народная память;

— в народно- сценическом и стилизованном импровизация исключена,

в традиционном существует наличие импровизации;

Существуют и конкретно различия между этими тремя формами танца:

— в традиционном в лексике используется комплекс движений, составляющий основу традиционной удмуртской хореографии, элементы несложные, мало – комбинированы между собой; в народно- сценическом – усложнение

фольклорных движений, введение новообразований, приукрашение лексического традиционного удмуртского лексического фонда, движения

более выраженные, яркие, наблюдается интересное сочетание, комбинирование движений; в стилизованном: нет опоры на традиционную лексику, сочетание народных движений с классическими или современными, то есть сочетание традиции и современности, движения более динамичны в своем развитии, специфичны комбинации, большое лексическое разнообразие;

— в музыке в традиционном танце: танец сопровождается пением и игрой на национальных удмуртских инструментах, часто один мотив не меняется на протяжении всей мелодии; в народно — сценическом: удмуртская мелодия разнообразна по своему построению, наблюдается развитие музыкального произведения, сочетаются традиционные инструменты с современными- яркая, выраженная мелодия помогает разнообразить лексику традиционного удмуртского танца; в стилизованном: фольклорная мелодия с элементами эстрадной музыки или эстрадная музыка с элементами удмуртской мелодии, может быть использование традиционных инструментов в сочетании с современными или только современных инструментов- полученная мелодия непременно аранжируется и стилизуется на усмотрение автора;

— в костюме в традиционном танце: использование удмуртского национального костюма в полном его комплексе с учетом возраста участников; в народно- сценическом: в отношении сценических народных костюмов проявляется творчество, этот костюм приближается к фольклорным образцам, увеличивается орнамент, используются более яркие

краски; в стилизованном: разрабатывается под образ, под музыкальное сопровождение, он далеко не приближен к национальному — в нем могут проглядываться элементы современной моды и только к нему уже добавляются удмуртские мотивы.

Рассмотрев три формы существования удмуртского народного танца, можно отметить, что природа их возникновения одна, но темпы их дальнейшего развития различны. Так, традиционный танец — неизменен, в

своем исконном виде он идет из века в век. Народный сценический танец далеко не отходит от традиционного, он только дополняется новообразованиями, новыми сюжетами, взглядами на жизнь. Народный стилизованный танец развивается с большой скоростью. Сколько идей, сколько мыслей у каждого постановщика — столько новообразований в нем наблюдается. Стилизованный танец не живет без введения в него современности, современных сюжетов, современных взглядов на жизнь.

Но все эти формы объединяют воспитательные функции:

— приобщение к удмуртской культуре;

— приобщение к богатству танцевального народного творчества удмуртов;

— выявление культуры удмуртского народа как уникальной;

— формирование духовно- нравственных ценностей;

— воспитание исполнительской культуры.

Эти функции помогают вжиться в удмуртскую культуру, выделить неповторимость, специфичность удмуртского народа. Чем больше форм существования удмуртского танца, тем больше шансов выжить удмуртскому народному танцу, тем больше шансов приобщить к удмуртской культуре в целом.

5. Фестиваль — как способ сохранения удмуртского народного танца

На сегодняшний день народный танец сохраняется и широко распространяется благодаря фестивалям, на которых танцы разных национальностей собираются в один большой праздник. Эти фестивали не дают угасать народным танцам. Они помогают проявить уникальность природы народных танцев, развивают интерес современного зрителя к народной культуре в целом- в том числе и к удмуртской культуре.

Являясь руководителем совместно с Е. Е. Волошиной образцового детского хореографического коллектива «Радужка», существующего при Дебесской детской школе искусств им. Г.М. Корепанова- Камского, мы ежегодно посещаем фестивали данного типа, являясь их активными участниками. В репертуаре «Радужки» имеется целый блок удмуртских народных танцев, показанных в двух формах существования удмуртского танца — сценический и стилизованный:

  1. Народно- сценический удмуртский танец «Шулдыр эктон». Это удмуртская пляска, показывающая что удмуртский народ может быть не только скромным и застенчивым, но и веселым, задорным, живым [см. приложение трек «Шулдыр эктон];
  2. Народный стилизованный удмуртский танец «Вечная река». Удмуртский край – родниковый край, что и отображает этот танец. Из маленького родника вытекает ручеек, из ручейка — река. И поток этих рек неизменен- они славят Удмуртию своей красотой. [см. приложение трек «Вечная река»];
  3. Народный стилизованный удмуртский танец «Колесо истории». Жизнь наша крутится как колесо. В этом колесе три стадии жизни- детство, юность, старость. И одно сменяет другое. Этот круговорот постоянен, благодаря чему жизнь не исчезает. Вот о чем сюжет данного танца. [см. приложение трек «Колесо истории»];
  4. Народный стилизованный удмуртский танец «Девичьи посиделки».

Танец рассказывает о быте удмуртских девушек. Как из простого куска ткани получается красивый платок, как просидев вечер за прялкой можно получить пряжу для варежек, а после сплетения нескольких ниток — целый половик. [см. приложение трек «Девичьи посиделки»].

Говоря о фестивалях в целом, следует отметить, что они являются одним из наилучших способов сохранения и развития удмуртского народного танца. Являясь зрителем и участником подобных фестивалей, мы глубже проникаем в культуру удмуртского народа, учимся ценить, уважать и отмечать ее достоинства, в том числе танцевальной культуры нашего народа. Дети, участвуя в подобных фестивалях, становятся настоящими ценителями

народной танцевальной культуры. Они учатся чувствовать глубокий смысл танцев, вложенный когда- то нашими предками. И сегодня, занимаясь в школе искусств, они научились талантливо воспроизводить сценические образы, ярко подчеркивающие характерные черты удмуртов и их духовной и материальной культуры.

Удмуртские народные танцы

Танец издревле составлял часть быта и культуры удмуртского народа, его календарных праздников и семейных обрядов («свадеб» по поводу рождения ребенка, бракосочетания, поминок умершего, поклонения родовому воршуду). С течением времени многие танцы стали средством развлечения, выражения разнообразных эмоциональных состояний и чувств человека. Танец начал функционировать вне обряда и исполнялся на любом семейном торжестве, празднике или гулянии во время общего веселья [1] .

Большую роль удмуртские танцы играли в календарных обрядах, когда народ торжественно отмечал наступление весны (праздник назывался «быдӟым нунал» – «великий день»), начало сева – «гырыны потон» («выезд на пашню»), день зеленой растительности – «гербер» (праздник после сева яровых), окончание летних полевых работ – «пӧртмаськон» (ряжение).

Народные танцы обычно исполнялись после официальной части обряда, как его «художественное дополнение», во время общих обедов в поле, на лугу, во время гуляний и перемежались игрой в горелки, пятнашки, качанием на качелях. Существовали и ритуальные танцы календарных обрядов, со временем превратившиеся в комические атрибуты обряда и дошедшие в описаниях как пляски стариков, исполняемые с не свойственной возрасту удалью под веселый смех всех присутствующих.

Народные танцы присутствовали и в семейных обрядах, например свадебном. Здесь особенно ярко проявлялась и раскрывалась внутренняя связь танца с его исполнителем. Пристального внимания удостаивался танец девушек – будущих невест. По манере держаться в танце, выполнять танцевальные фигуры судили о качествах молодой женщины [2] .

Танцы исполнялись и вне обрядов. В летние вечера молодежь собиралась на гумнах или лужайках в конце деревни, чтобы не мешать отдыхать старшим. В праздники – в девичьих чумах. В зимние праздничные дни ходили по избам. Тут участие в плясках принимали и старшие. Зимой девушки собирались на посиделки прясть кудель и приглашали юношей коротать длинные вечера в какую-либо заброшенную избу. Здесь пелись песни, затевались игры и пляски. [3] .

Движений в пляске немного, все они выполнялись не отрываясь от земли, прыжки отсутствовали, присядка тоже встречалась не часто. Основным движением являлся простой шаг в умеренном темпе на всю ступню с чуть согнутыми коленями. Характерны мелкие переступания на месте. Какой-либо рисунок в танце отсутствовал, каждый танцевал дополняя пляску своими движениями [2] . Самой древней формой удмуртского танца являются хороводы. Они водились по кругу. В некоторых деревнях за околицей на месте гуляний от хождения по кругу вытаптывалась соответствующая тропинка. Если песня имела сюжетную линию, в круг входили действующие лица песни и разыгрывали ее содержание. Широко был распространен линейный хоровод «А просо сеяли» (Алнашский, Вавожский, Малопургинский районы).

Особой популярностью пользуются хороводы-пляски, состоящие из двух частей: первая часть – лирическая, медленная, вторая – веселая, быстрая. В первой части исполнители, взявшись за руки, образуют круг и, двигаясь против хода часовой стрелки, поют. Во второй части исполнители останавливаются лицом в круг и поют, хлопая в ладоши. При этом существует несколько вариантов исполнения второй части. В одном случае двое исполнителей берутся под одноименные руки и на линии круга выполняют вращение в паре (Алнашский район). В другом случае двое исполнителей, взявшись за руки, выходят в круг для исполнения быстрой части.

Самостоятельную группу составляют танцы-игры «Чапкыса шудон», «Куинь кузя шудон», «Дасэн эктон».

Самая распространенная форма удмуртского народного танца – импровизационная пляска. Ни один праздник, ни одно гуляние не обходилось без нее. Исполняется пляска, как правило, с пеним частушек. Возможно ее исполнение танцующим, выходящим в центр круга или полукруга, затем его сменяет другой танцор по приглашению первого и т. д. Бытует и парная пляска. Чаще заводит пляску один, затем присоединяется второй, третий и последующий исполнитель. Когда все желающие включаются в пляску, они продвигаются по кругу, разворачиваясь спиной по линии танца и поворачиваясь вокруг себя. Импровизационная пляска может начинаться сразу несколькими танцующими. Движения, используемые в пляске, зависят от технических и физических возможностей исполнителей, возраста и танцевальных традиций. Чаще всего исполняется переменный удмуртский ход, нехитрые дроби, дробные ходы, «косички» с одной и двух ног. В удмуртских поселениях распространен линейный шаг как самостоятельный танец. Количество танцующих не ограничивается, его исполняют все желающие. Их может быть от трех до неограниченного числа желающих. Танцующие выстраиваются в линию и начинают двигаться, встречаясь с каждым следующим исполнителем то правым, то левым плечом. Трое крайние разворачиваются и вновь включаются в танец. Шаг встречается как элемент композиции какого-либо танца [1] .

Удмуртский народный танец сопровождался игрой на национальных музыкальных инструментах, это могли быть крезь (гусли), скрипка (кубыз), арган (гармошка), использовался и ансамбль этих инструментов, к которым иногда (особенно во время пӧртмаськон) присоединялись шумовые – игра на ложке, заслонках, ведрах. В настоящее время народные танцы чаще исполняют под баян или гармошку [2] .

Разработка урока «Удмуртский народный танец»

Успейте воспользоваться скидками до 50% на курсы «Инфоурок»

Муниципальное бюджетное учреждение

дополнительного образования «Детская школа искусств»

по теме: «Элементы удмуртского народного танца »

Мадьярова Эльвира Минегасимовна преподаватель хореографии

Предмет – основы хореографического искусства 6 класс (12-13лет)-20 человек.

Тема занятия — «Элементы удмуртского танца».

Цель: изучить некоторые элементы удмуртского народного танца

формировать у обучающихся элементарные знания о удмуртском народном танце;

разучить удмуртские народные движения: «шаги с ударом», притоп «тыпыртон», дробный ход с ударом каблука в пол «дробен ветлон»

развивать у обучающихся координацию, память и внимание, умение «читать» движения

развивать общую физическую подготовку (силу, выносливость, ловкость);

развивать ритмичность, музыкальность, артистичность и эмоциональную выразительность.

воспитать эстетически культурного учащегося;

воспитать трудолюбие, терпение, навыки общения в коллективе.

Ожидаемый результат занятия: отработанные, правильно исполненные элементы удмуртского народного танца.

Время проведения занятия: 45 мин

Тип занятия — изучение нового материала.

Основные термины, понятия: releve , I и IV позиции ног, «шаги с ударом», притоп «тыпыртон», дробный ход с ударом каблука в пол «дробен ветлон»

Оборудование : зеркала, баян, музыкальный центр, флешка, Cd проигрыватель.

Формы работы :фронтальная, групповая, индивидуально-групповая, ансамблевая.

Структура учебного занятия:

1 этап: организационный.

2 этап: основной.

3 этап: усвоение новых знаний и новых способов действий.

4 этап: закрепление новых знаний.

5 этап: итоговый.

6 этап: рефлексивный.

1.Организационный этап ( 10 мин.)

Цель для педагога: подготовить учащихся к занятию и освоению нового материала.

— releve . Поднимаемся на полупальцы;

— прыжки по шестой позиции;

чередования ударов каблуком и подушечкой стопы;

удары с подскоком на опорной ноге

удары с перескоком с ноги на ногу

Вход под музыку, построение. Приветствие – поклон.

Обучающиеся знакомятся с темой занятия, целями и задачами.

Ознакомление с историей и с танцевальной культурой удмуртского народа.

Удмурты являются одним из древних, коренных народов западного Приуралья, этносом финно- угорской языковой группы. Довольно рано удмурты оказались разделенными на две большие группы: северных и южных. Их развитие протекало в неодинаковых условиях, что определило некоторое своеобразие в их этнографических характеристиках: на северных удмуртов значительное воздействие оказали русские, южные испытали тюркское влияние. Различие между ними прослеживается в языке, в элементах материальной и духовной культуры. Основу народного танца составляет комплекс движений, имеющий характерные особенности для определенной народности.

Лексика удмуртского фольклорного танца строится на несложных элементах. Причем манера исполнения женского танца более мягкая, спокойная, девушка держит себя скромно, нередко опустив глаза. В быстрых плясках, исполняемых молодыми девушками, можно уловить веселый задор и лукавство, исполнении движений более энергичное, сохраняя достоинство и простоту общения с партнером. Мужчины выполняют движения более размашисто, с силой и подскоками. Это относится и к рукам во время исполнения одиночных плясок: у женщин они свободные, кончики пальцев чуть приподняты, при исполнении движений слегка переводятся из стороны в сторону; у мужчин за спиной, либо свободно реагируют на движения ног, кисть расправлена или собрана в кулак. Есть особенности положений рук в парах. Современная женская и мужская танцевальная лексика обогатилась и получила в народно-сценической хореографии равноправие.

Задачи : формировать у обучающихся элементарные знания о удмуртском народном танце;

Цель для детей : уловить характер исполнения удмуртского народного танца.

2. Изучение нового материала ( 20 мин)

Цель для педагога : полное и доступное изложение нового материала. Дать возможность каждому ребенку раскрыть себя, проявить свои таланты.

-Ребята знаете ли вы основную обувь удмуртов?

Основной обувью удмуртов издавна были лапти-кут, поэтому в танце удары в пол звучали мягко, приглушенно, с характерным для бескаблучной обуви «шорканьем»

-Давайте вместе попробуем выучить элементы удмуртского танца.

Элементы удмуртского танца:

Музыкальный размер: 2/4. Движение занимает два такта.

1 такт-шаг правой ногой вперед с ударом стопы в пол;

2 такт-шаг левой ногой вперед с ударом стопы в пол.

Музыкальный размер: 2/4. Движение занимает два такта.

«затакт»-правая нога, присогнув колено, отрывает стору от пола,

«раз»-шаг вперед правой ногой с сильным ударом стопы в пол, левая нога сразу же отрывается невысоко от пола, корпус наклоняется вперед, делая поклон головой;

«и»-шаг вперед левой ногой с ударом стопы в пол;

«два»- шаг вперед правой ногой с ударом стопы в пол;

«и»-левую ногу приставить с ударом в VI поз.

«дробен ветлон»-дробный ход с ударом каблука в пол

Музыкальный размер: 2/4. Движение занимает 1/4 такта.

«затакт» — шаг вперед левой ногой с ударом стопы в пол, правая нога, присогнув колено, чуть отрывается от пола;

«раз»-1/16-скользящий удар пяткой правой ноги рядом с левой ногой, 1/16- скользящий удар пяткой правой ноги рядом с с левой ногой, 1\16-удар всей стопой правой ноги с шагом вперед,левая нога отрывается от пола, чтоб на счет «и» продолжить движение сначала.

Цель для детей : изучить новый материал.Развить координацию.

Рефлексия. Освежаем зал, поливаем водичкой.

Стоят в шахматном порядке.

-мальчики: руки на поясе , VI позиция ног.

-девочки: рукив стороны, VI позиция ног.

3. Закрепление нового материала ( 10 мин.)

Цель для педагога: освоениеосновных элементов удмуртского танца. Развить интерес к удмуртскому народному танцу. Раскрыть творческий потенциал детей.

— Какой характер присуще девушкам и юношам в удмуртском танце?

— Какое движение вам больше понравилось?

— Как исполняются удары в пол?

Цель для детей: умение правильно исполнить ново изученные элементы. Обучающийся должен знать название движений.

Заключительная часть, подведение итогов ( 5 мин.)

Цель для педагога: выявить, на сколько хорошо был усвоен материал учащимися.

Цель для детей : умение применить знания от полученного урока в дальнейшей деятельности.

Итак, ребята, мы узнали сегодня много нового о танцевальной культуре удмуртского народа и о национальном удмуртском танце.

Домашняя работа: придумать маленький этюд (танец — импровизация) игрового характера с применением нового материала.

Батурина Е.Н. Принципы работы с танцевальным фольклором (методическая разработка).- Ижевск: Удмуртское республиканское училище культуры, 2002.- с. 6-7;

Батурина Е.Н. Удмуртские фольклорные танцы.- Ижевск: Удмуртское республиканское училище культуры, 2002.- с. 7- 35;

Витрук Н.В. Этнокультура: русско- удмуртские связи. Избранные труды.- Ижевск: Удмуртия, 2007.- с. 528- 575;

Владыкин В.Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов.- Ижевск: Удмуртия, 1994.- с. 26- 77;

Владыкин В.Е, Христолюбова Л.С. Этнография удмуртов: Учебное пособие. – Ижевск: Удмуртия, 1991.- с. 41- 91, 114- 117;

Долганова Л.Н., Морозов И.А. Игры и развлечения удмуртов. 2-е изд., доп./ Науч. Ред. И отв. За вып. Т.Г. Владыкина.- Ижевск: Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, 2002.- с. 56-60;

Журнал «Кизили», рубрика «Удмурт калыкэктонъес», 1989, №9.- с.9;

Климов А.А. Основы русского народного танца: Учебник для студентов хореограф. Отд-ий ин-ов культуры, балетмейст. ф- тов театр. ин- тов и учащихся хореограф. училищ.- М.: Искусство, 1981.- с. 7- 105;

Любимова С. В. «Эктон корка»- вашкала удмурт дуннеесюрес…// Инвожо. 2008. № 1- 2, с.42-51;

Михайлова Н. Р. Вордскемнуналparty// Инвожо. 2008. № 11- 12, с. 64- 70;

Настюков Г. А. Народный танец на самодеятельной сцене. (Советы балетмейстера). -М.:Профиздат, 1976.- с.5- 14, 31- 39;

Никитина Г. А. Народная педагогика удмуртов. – Ижевск: Удмуртия, 1997.- с. 5- 9;

Отражение межэтнических связей в народном декоративном искусстве удмуртов /под ред. Климова К. М.- Ижевск, 1984.- с. 39- 40;

Прокопьев А. Н. Улоныкужымсетисьдарт- удмурт эктонъес // Кенеш. 2008. № 5/ 6, с. 94- 107;

Прокопьев А. Н. Изгуртъеслэнньыленэктонзы // Кенеш. 2008. № 9, с. 89- 90;

Прокопьев А.Н., Ишмуратов А.В. «Социодрама» как опыт художественной интерпритации обрядовых жанров фольклора // Инвожо. 2003. № 6, с. 96- 101;

Прокопьев А.Н., Студитских в. Исполнительские жанры удмуртского фольклора как средство формирования общности в условиях поликультуризма // Инвожо.2004.№ 10, с. 62- 66;

Стариков С.Е. Удмуртские народные танцы.- Ижевск: Удмуртия, 1981.- с. 3- 14;

Удмуртские народные сказки, мифы и легенды/ Составление, перевод, обработка и предисловие Н.П. Кралиной; Художник Н.Гарипов.- 3- е издание, с изменениями.- Ижевск: Удмуртия, 2008.- с. 22- 46, 53- 62;

Уральская В.И. Природа танца.- М.: Сов. Россия, 1981.- с. 76- 97;

Шереметьевская Н. В. Танец на эстраде.- М.: Искусство, 1985.- с. 185- 213;

Школьников Л. С. О танцах в шутку и всерьез.- М., Сов. Россия, 1975.- с. 5- 12;